Статьи автора: Хаим-Аарон Файгенбойм

несгибаемые

Мы продолжаем серию интервью с активистами еврейского подполья в СССР. Москвич с родным идишем и дедушкой-раввином параллельно выигрывал математические олимпиады и строил луноходы. Каким образом сукка спасла от ареста в Песах, где при советской власти взять бланк для ктубы, и кем был попавший в столицу прямой потомок царя Давида

несгибаемые

Мы продолжаем цикл публикаций, герои которых – религиозные деятели времен СССР, способствовавшие сохранению и возрождению общинной жизни не только в столице, но и в стране. Эти люди являются символом стойкости и единства еврейского народа, его верности предначертанному пути. О том, как Мордехай Клейнберг стал Мордко, как его папа отправился из Винницы в Ташкент на велосипеде, а дедушка отсидел девять лет в Сибири и нашел внуку невесту на малаховском кладбище

несгибаемые

На веку – в буквальном смысле на веку – Якова Михайловича Кричевского было всякое. Куда однажды провалились все евреи местечка, сколько муки давали в 1930 году на доллар, какой замминистра мог посодействовать с обрезанием, как водка помогала соблюдать кашрут, а милиция охраняла кошерную свадьбу, думая, что она комсомольская, – об этом и многом другом вспоминает еврей, проживший полвека в Союзе и полвека в Израиле

несгибаемые

Преподаватель и переводчик классических трудов иудаизма начал путь к религии с уроков иврита. Недавний ученик очень быстро стал опытным и популярным учителем. Кому мешала кипа в НИИ стандартизации, почему не получилось диалога между столичными хасидами и литваками, и как выглядит еврейская концепция толерантности