Раввин Пинхас Гольдшмидт

«Я перестал пожимать людям руки еще до Пурима»

Главный раввин Москвы и президент Совета раввинов Европы и в режиме самоизоляции. Почему ультраортодоксальные круги Израиля и США игнорировали рекомендации властей, когда жизнь российских евреев вернется в привычное русло, и чему всех нас может научить коронавирус.

Илья Йосеф
Фото: Илья Иткин

Все общины пострадают

— Уже делаются прогнозы о сферах, которые радикально изменятся под влиянием коронавируса: печатные СМИ будут агонизировать в ускоренном темпе и так далее. Что вы об этом думаете?

К сожалению, коронавирус негативно повлияет на множество бизнес-сфер. Продолжать страдать будут туристический, гостиничный и ресторанный бизнес, сфера пассажирских авиаперевозок и сфера развлечений. Думаю, что и религиозные общины пострадают.

— В каком смысле?

Ограничения на массовые мероприятия будут продолжаться и после снятия режима самоизоляции. Мероприятия, которые являются главными событиями как для спорта и развлечений, так и для полноценной общинной жизни, в ближайшем будущем будут невозможны.

— Предвидите ли вы финансовые проблемы для общин?

Все общины, которые финансируются средним классом, пострадают. Раньше люди могли давать по несколько сотен долларов на жизнь общины, сейчас уже не смогут. Если же поддержка общины осуществлялась, скажем, бизнесменами из списка «Форбс», то они хоть и потеряли огромные деньги, но все же будут иметь возможность продолжать давать цдаку, как делали ранее.

Как выглядит карантин в вашей семье? Вы только с женой или с детьми?

Да, только с женой. Встаю примерно в такое же время, как и обычно. Молюсь, добавляя отрывки, которые читают во время экстренных ситуаций: Авину Малкейну, Теилим. Даю несколько уроков по Zoom, нахожусь на связи с московской общиной и раввинами Европы. В пятницу по Zoom мы проводим церемонию встречи субботы, а на исходе субботы — Авдалу. Я также изучаю Талмуд со своим сыном по WhatsApp. Супруга дает уроки ученикам московских школ по Zoom – всегда очень приятно и радостно видеть их лица, пусть и на экране монитора.

После уроков помогаю по дому. Моя домашняя обязанность — уборка с пылесосом. Занимаюсь спортом — от 30 минут до полутора часов ежедневно на беговой дорожке.

— Затронула ли болезнь ваших родственников и знакомых?

На прошлой неделе в США умер дядя моей жены. Теща сидит «шиву». Также заболели мои тетя и дядя в Израиле и еще несколько родственников. Дяде — 98 лет, он прошел Освенцим. Есть и друзья, которые находятся в больнице, главный раввин Лиона и другие. Многим из них стало уже лучше. Недавно пришло сообщение, что умер мой старший товарищ, бывший главный раввин Цюриха р. Косовский.

— Какие вопросы вам задают в эти дни?

В преддверии Песаха было очень много галахических вопросов: как уничтожать в карантине квасное, как готовиться к празднику, что можно читать без миньяна. Людям нужна большая духовная поддержка именно сейчас. Бывший главный раввин Англии р. Джонатан Сакс сказал, что нынешняя ситуация – это самое большое испытание для Европы после Второй мировой войны.

— Были ли какие-то галахические послабления, вызванные нынешней ситуацией?

Конечно. Например, есть люди, которые вообще не продают «хамец гамур» (настоящее квасное, не смеси) перед Песахом, но я разрешил продать. Подача доверенностей на продажу хамеца осуществлялась через интернет. Можно было прервать пост первенцев в канун праздника, прослушав окончание трактата Талмуда по Zoom.

В экстремальных ситуациях раввин должен облегчить жизнь людей.

— Какие-нибудь общинные организации работают? Раввинский суд, например?

Нет. Были обращения в отношении свадеб и разводов. Кандидаты на прохождение гиюра должны подождать, пока не будут сняты нынешние карантинные ограничения. Мы также были вынуждены отказаться от публичных пасхальных седеров.

Обе наших школы — «Эц хаим» и «Решит хохма» — продолжают функционировать в режиме дистанционного обучения. Это замечательно, что сейчас есть такие возможности.

— МЕРО планирует оказывать какую-то помощь небольшим общинам, больше всего пострадавшим во время коронавируса?

— Да, сейчас мы готовим программы для оказания помощи общинам.

Звонок из Белого дома

— В Израиле уже было объявлено об отдельных послаблениях, связанных с самоизоляцией: открылись небольшие магазины, разрешенная для занятий спортом дистанция составляет 500 метров, допустимы миньяны на открытой местности численностью до 19 человек. Как вы думаете, что ожидает Россию?

К сожалению, последние несколько дней ситуация ухудшаются. Я надеюсь, что мы довольно быстро пройдем плато. Не знаю, откроются ли до сентября школы, но что касается синагоги – думаю, что при снятии режима самоизоляции она сможет функционировать только при соблюдении жестких условий социального дистанцирования и ограничения числа участников молитв.

— Поддерживаете ли вы контакты с работниками системы здравоохранения и представителями госструктур? Что они думают по поводу происходящего?

Я на связи с профессором Григорием Ройтбергом. И также с Леонидом Михайловичем Печатниковым. Они ожидают пик в ближайшие неделю-две.

«Пикуах нефеш» – сохранение человеческой жизни — это высшая ценность иудаизма.
Главный раввин Москвы и президент Совета раввинов Европы Пинхас Гольдшмидт

Нынешняя ситуация — совершенно новая и неожиданная. Одна страна смотрит на другую. Израиль смотрит на Южную Корею, Сингапур и Тайвань. США смотрит на Израиль. Все смотрят на Германию. Все пытаются найти самый эффективный и правильный подход, чтобы с одной стороны спасти людей, с другой – постараться сохранить экономику.

— В израильских СМИ было немало публикаций с критикой ультраортодоксального сектора, с учетом большого числа заразившихся коронавирусом и имевшимся поначалу пренебрежением к требованиям минздрава. В Америке религиозные общины тоже пострадали от пандемии. Что произошло?

ЧП, это очевидно. В США религиозные общины не поняли суть опасности, пока им не позвонили из Белого дома и не объяснили. Понимаете, у обычных людей есть смартфон с интернетом. Когда что-то происходит в Китае и в Италии, они об этом сразу узнают. Видят, что то, что происходит сегодня – это не обычный грипп, а что-то чрезвычайное.

В ультраортодоксальном мире многие просто отключены от интернета, от новостей, у них нет смартфонов. Значит, им нужно было передать информацию через другие каналы. Ответственность за это лежит на правительстве не меньше, чем на лидерах общин. Но я не хочу искать виновных. Думаю, по окончании пандемии будет создана специальная комиссия, чтоб изучить эту проблему.

«Пикуах нефеш» – сохранение человеческой жизни — это высшая ценность иудаизма. Религиозная пресса в Израиле попросила наших европейских раввинов из СРЕ (Совета раввинов Европы), которые сами заболели, чтобы те рассказали, насколько опасна нынешняя ситуация, чтобы донести это до религиозных общин.

— Израильского министра здравоохранения Яакова Лицмана тоже критикуют, считая, что его «хасидская идентичность», если так можно выразиться, мешает профессиональной.

Его всегда критикуют. Когда он закрыл границу с Китаем, что оказалось абсолютно верным, его тоже критиковали. Лицман очень жесткий и некоммуникабельный, мало общается с прессой. Но думаю, что в результате Израиль находится в неплохом положении по сравнению со многими другими странами. Особенно в отношении Европы.

Важно и то, что в Израиль можно попасть только через аэропорт им. Бен-Гуриона, других границ нет. Еще один фактор, который в данном случае помог Израилю – общество привыкло к мобилизации. Для израильского населения коронавирус — это как очередная война. Поэтому было достаточно легко мобилизовать израильское гражданское население.

— В Москве вы были одним из первых, кто призвал к осторожности.

Еще до Пурима, когда я не пожимал руки людям, на меня смотрели, как на сумасшедшего. Я, как президент Совета раввинов Европы, был постоянно на связи с раввинами Италии, Франции и других стран Евроопы. Я видел, что там происходит, мог оценить обстановку уже тогда и понимал, что вспышка коронавируса в России — вопрос времени.

Раввинский чат

— Что вы сейчас читаете? Какие фильмы смотрите?

Больше люблю книги, чем кино. Сейчас читаю биографию Никсона. Очень интересно, включая эпизоды, которые характеризуют его как антисемита. Никсон был разочарован еврейским лобби, когда СМИ его критиковали — он называл еврейских журналистов уничижительными словами, а Кессинджера называл Jewboy.

— С кем часто общаетесь часто?

С израильским министром Зеэвом Элькиным, который, кстати, выступал перед нашей общиной в Zoom. Я поддерживаю контакты с Юрием Каннером, его сын работает главным врачом в больнице, у него есть подробная информация о том, что происходит. С Михаилом Фридманом тоже на связи.

— Какие темы сейчас поднимаются раввинами СРЕ?

Мы разработали протокол о том, как нужно себя вести во время похорон в период пандемии, какие ритуалы обязательны, какие нет – это касается работы похоронной службы «Хевра кадиша». Также разработали правила посещения миквы. Это всё вопросы, имеющее большое галахическое значение. Например, главный раввинат Франции запретил обрезание сейчас во время пандемии.

— Вы согласились с этим?

У нас была дискуссия в Совете раввинов. Вообще, мы были первой раввинской конференцией, которая написала рекомендации о том, как себя вести. Во многих инстанциях и во многих случаях наши раввины приняли меры безопасности раньше, чем их приняло государство. Например, закрывали синагоги и школы до того, как поступила просьба от правительства. В Москве есть наши две школы – частная «Решит Хохма» и государственная «Лаудер Эц Хаим». Мы закрыли частную школу до того, как государство закрыло государственную.

Есть несколько чатов у раввинов Совета Европы. Первый – это галахические вопросы. Второй – новости из общин и положение раввинов, за кого надо молиться и так далее. Третий – какие есть новые меры безопасности, какие новые инструкции в отношении синагог, микв и так далее. Это очень активный чат, который каждый день обсуждается новые темы.

— Согласно иудаизму, любое событие в жизни человека или мира в целом призвано чему-нибудь научить. Какие уроки можно извлечь из пандемии коронавируса?

— Коронавирус затронул всех. Никто не может заявить: «Это проблема Китая, а не моя». Малейшая проблема, которая возникла на другом конце мира, уже завтра может стать и личной проблемой. Мы все связаны друг с другом, и мы должны заботиться друг о друге.