Супруги Коган: «Все полгода шидуха мы были уверены, что друг другу не подходим»

В семье Коган смешались восточный темперамент и рассудительность, задор юности и зрелая мудрость. Смешались — и, как оказалось, подошли друг другу. 13 лет супружеской жизни, четверо детей, эволюционная теория Дарвина и манная каша для отца семейства

Воспитание

Гершон рос в обычной советской семье с еврейским папой-математиком, где из соблюдаемых традиций была лишь маца на Песах. За ней Гершон школьником ходил в синагогу на улице Архипова. Отец был несоблюдающим, однако оголтелой антирелигиозной пропаганды советских лет не принимал. «Он призывал меня думать самостоятельно, а не покорно принимать то, что пытаются вливать в уши», — вспоминает Гершон.

Семья: Гершон Коган, 46 лет, Хая-Бейла Коган, 32 года, и их дети — Двора, 11 лет, Яша, 9 лет, Хана Шифра, 7 лет, Акива Иуда, 2,5 года

Хая-Бейла родом из бухарской семьи, в которой традиции соблюдались лишь частично. «К вечеру пятницы папа готовил вкусный стол — плов, разные восточные блюда, — и мы праздновали шаббат, — рассказывает она. — Правда, очень своеобразный. С началом вечерних новостей по телевизору он заканчивался, продолжалась обычная жизнь. Я потом долго была уверена, что шаббат — это только трапеза в пятницу вечером».

Принятие Б-га

Как признается Гершон, поверить его заставила… эволюционная теория Чарлза Дарвина. «Еще в школе, узнав, как разные виды эволюционируют, справляясь с любыми угрозами своему существованию, я понял, что это не может происходить просто так, что миром управляет разумная сила», — говорит он. Далее был долгий путь размышлений, религиозных и философских поисков. Юношей он увлекся христианством. Поступив в ИСАА при МГУ и став востоковедом-иранистом, детально изучил ислам. Но в результате многолетних поисков пришел к решению, что истину следует искать именно в Торе и соблюдении ее заповедей так, как это делают евреи. «Еврейство нельзя абстрактно исповедовать, это образ жизни, — утверждает он. — Тора охватывает все сферы жизни: от мировоззрения до питания и финансов. И ты берешь на себя эту ответственность целиком».

Москва еврейская

Фотоиллюстрации к этой статье любезно предоставлены Еленой Колдуновой и Владимиром Клёсовым. Несколько лет тому креативные фотохудожники начали работу над проектом «Moscow Jewish Story». В поисках ответа на вопрос, как евреи, разбросанные по всему миру, веками не имевшие своего государства, смогли сохранить единство, они начали собственное исследование традиций, культуры и образа жизни этого народа на примере московского еврейского сообщества.

За эти годы Елена и Владимир познакомились с совершенно разными, невероятно интересными людьми, изучили большое количества материала и сняли тысячи фотографий. С проектом можно познакомиться на сайте www.koldunovaplusklyosov.com

Хая-Бейла отвечает на вопрос об обретении веры не раздумывая. «Я всегда знала, что Б-г есть, — говорит она. — У меня в этом никогда не было сомнений. Я вижу вокруг проявления Его воли». Освоить тонкости практического соблюдения заповедей Хае-Бейле помогла еврейская школа для девочек «Бейт Йеудит», куда ее отправил отец.

Шидух

У Хаи-Бейлы и Гершона шидух был необычным: всего четыре встречи в течение полугода. При этом, признаются супруги, почти до самого конца оба считали, что не подходят друг другу как муж и жена. «Сначала я вообще не понимал, что нам делать вместе, — признается Гершон. — Юная девочка, совсем из другого круга… А потом внезапно всё изменилось, и я понял, что это моя судьба. Решение о свадьбе было совсем нелогичным, чудесным. Я уверен, на то была воля Б-га». Хая-Бейла тоже не сразу пришла к решению, но к моменту, когда Гершон сделал ей предложение, уже ни в чем не сомневалась. «С ним было надежно, можно было оставаться собой и знать, что он всё равно будет безумно любить», — улыбается она.

Свадьба

Супруги вспоминают свадьбу с теплотой и улыбкой. «У нас был замечательный праздник, но, когда настало время уходить, оказалось, что лимузин, который привез Хаю и должен был увезти нас, уехал, — вспоминает Гершон. — Пришлось уезжать на джипе знакомого, в который мы еле вместились: я, Хая в пышном свадебном платье, да еще и подарки, часть которых мы в результате забыли в свадебном зале».

Притирка

Гершон и Хая-Бейла женаты 12 лет. Трудно ли было притираться друг к другу и много ли времени на это ушло? «Мы и сейчас еще притираемся, — говорит Гершон. — У нас совершенно разные характеры. У Хаи-Бейлы настоящий бухарский темперамент, яркий, активный. Она эмоциональный человек. Я гораздо спокойнее и неохотно выражаю эмоции, консервативен, не люблю идти на риск. Но мы всегда договариваемся и находим общий язык».

Впрочем, Хая-Бейла считает, что приспосабливаться к характеру мужа ей вообще не пришлось: «Это было идеально легко и просто. Когда я слышу заявления, что первый год в браке самый сложный, вообще не знаю, о чем речь. Мы с самого начала понимаем друг друга с полуслова, слышим друг друга и, когда надо, уступаем. С первых дней появилось ощущение, что мы прожили уже целую жизнь в браке, настолько хорошо понимаем друг друга».

Работа и бюджет

Гершон уже не первый год служит пресс-секретарем главного раввина России Берла Лазара. До этого много лет проработал финансовым журналистом в ведущих российских изданиях — РБК, «Лента.ру», «Известия». «Когда меня спросили, не хотел бы я стать пресс-секретарем Берла Лазара, я с удовольствием принял предложение. Это не просто работа, а миссия. Фактически я работаю на имидж всей еврейской общины и продвигаю образ жизни в соответствии с законами Торы».

Раньше Коганы часто звали на шаббат веселую компанию друзей. Но дети подросли, и комната, где прежде веселились с ровесниками, превратилась в детскую девочек

У Хаи-Бейлы свое дело. С детства она имела отношение к индустрии красоты, и, когда они с Гершоном познакомились, на его вопрос, кем она хочет работать, девушка удивила будущего мужа четким ответом: «У меня будет свой салон». Это было сказано без колебаний и вариантов: не работать в салоне, а именно иметь свой. «Меня удивили ее амбиции. Пожалуй, в тот момент я впервые понял, что она мне нравится», — вспоминает Гершон. Первый салон Хая-Бейла открыла в 2017 году, но сравнительно скоро пришлось его закрыть из-за разных проблем и тяжело протекавшей беременности. Гершон ценит упорство супруги и ее волю к победе: сейчас с Б-жьей помощью она открывает новый салон!

Тяжело ли соблюдать заповеди?

Коганы уверены, что в Москве вести образ жизни соблюдающего еврея совсем несложно. «Вопрос только в деньгах, — считает Хая-Бейла. — На съемной квартире нужно поменять духовку и мойку. Продукты, занятия для детей, школа — всё это стоит денег. Но если ты готов вкладываться в такие вещи, никаких других проблем не возникнет».

Не видит проблем и Гершон. «Когда я работал журналистом, приходилось отпрашиваться в пятницу пораньше, чтобы успеть домой до начала шаббата. Ходил всегда в кипе и цицит — в Думу, в правительство, на пресс-конференции… Все относились к моим религиозным «странностям» с пониманием — и начальство, и коллеги, и ньюсмейкеры. А что до быта, после нескольких переездов мы обосновались в Марьиной Роще: здесь есть вся инфраструктура, кошерные магазины, синагога, и школа для детей в пешей доступности. В общем, есть всё необходимое для соблюдающих семей».

Кулинария

Кулинарные пристрастия Коганов изначально были столь же различны, как и их характеры. «Хая — бухарская женщина, и кухня у нее такая же яркая, как и характер, — говорит Гершон. — Она готовит бахш, плов, мясо в разных видах, блюда с баклажанами… Я в принципе люблю восточную кухню, а вообще-то ем всё. Но приучить жену к привычным мне блюдам было непросто. Например, она совсем не понимала, как можно есть манную кашу, пока я не показал, что это блюдо все-таки можно приготовить вкусно. То же касалось чая: я очень люблю чай, умею его заваривать и не понимаю чая из пакетиков».

Свободное время

Воспитывая четырех детей, легко увязнуть в рутине. Но Гершон и Хая-Бейла не забывают, что они не только родители, но и любящая пара. «Раз в неделю мы стараемся проводить время вдвоем — ходим в театр, в ресторан или просто играем в настольные игры, — рассказывает Хая-Бейла. — А раз в месяц устраиваем свидание друг с другом: снимаем номер в гостинице только для нас двоих, пока дети остаются с няней».

Семейный анекдот от Коганов

«Хочешь рассмешить Б-га — расскажи ему о своих планах» — это, можно сказать, семейный девиз Коганов. Решившись на шидух, Гершон не предъявлял особых требований к будущей супруге — хотел лишь, чтобы это была девушка с прекрасным образованием. В результате его избранницей стала Хая-Бейла, работающая в индустрии красоты. Сама Хая-Бейла столкнулась с таким же парадоксом. После свадьбы она сказала мужу, что в доме не будет никаких париков. Получилось наоборот: бизнес Хаи-Бейлы связан в числе прочего с изготовлением париков.

Каждому ребенку тоже выделено личное время для общения с родителями: этот день ребенок проводит с матерью или отцом, и вместе они занимаются тем, что он выберет. Девочки предпочитают проводить «свой» день вместе с мамой: ведут ее на прогулку или в кафе. Яша обожает отца, и мужчины проводят время вдвоем: мастерят что-нибудь, собирают конструктор или читают исторические книжки.

Шаббат

Раньше Коганы часто звали на шаббат веселую компанию друзей. Но дети подросли, и комната, где прежде веселились с ровесниками, превратилась в детскую девочек. Сейчас встречать субботу к Коганам приходят некоторые друзья, а в последнее время еще и школьные друзья детей. «Я всегда рада познакомиться с друзьями моих детей, узнать их поближе, посмотреть, как они общаются», — говорит Хая-Бейла.

Дети

Четверо детей — это немало, но супруги не собираются останавливаться. «Сейчас нам мешает квартирный вопрос и кое-какие проблемы с моим здоровьем, — рассказывает Хая-Бейла. — Но мы оба хотим еще детей и надеемся, что с Б-жьей помощью это случится».

Будущее

Какого будущего Коганы хотят для своих детей? «Для меня главное, чтобы они выросли хорошими людьми и соблюдающими евреями, — говорит Гершон. — А дальше всё в их руках». С ним согласна и Хая-Бейла. «Мне важно, чтобы дети испытывали радость и удовольствие от жизни по Торе и были религиозными евреями не потому, что так сказали родители, а потому, что сами выбрали этот путь с любовью и радостью». 

Екатерина Милицкая
Фото: Елена Колдунова и Владимир Клёсов; "Moscow Jewish Story"