Голда Меир: "Даже стакана воды не предложили"

Алина Мислович
Выпуск #5

За несколько дней до войны Судного дня правительство европейской страны впервые пошло на сговор с террористами. Как боевики получили полицейский эскорт, а Голде Меир не дали стакана воды, чем занималось израильское руководство перед войной, и чего в действительности хотели террористы

Австрия. 1973 год. Сентябрь. Из Москвы в Вену следует поезд. В нем – 70 пассажиров, в том числе 39 советских евреев, получивших долгожданное разрешение на выезд. Они направляются в Вену, там, в замке Шёнау, организован перевалочный пункт для репатриантов из СССР. В городе Мархег поезд захватывают террористы из сирийской организации A-Zika. Через несколько дней Сирия и Египет развяжут войну Судного дня.

Этот теракт почти не помнят в Израиле, про него не пишут в газетах и не снимают документальное кино. Но после него репатриация из Советского Союза в Израиль приостановилась.

Однако возникает вопрос: в этом ли истинная цель теракта? Может, он должен был отвлечь внимание израильского правительства от подготовки войны?

Подробности операции впоследствии раскрыли сами террористы. 25 сентября 1973 года двое палестинцев вылетели в Вену. Оттуда они отправились в Братиславу, там их ожидало письмо с инструкциями. 26 сентября они сели на поезд «Шопен». Им было известно всё о маршруте, пассажирах, должностных лицах, расписании и процедурах безопасности. Их арсенал состоял из двух пистолетов, двух автоматов Калашникова, двух ручных гранат и десяти килограммов взрывчатки. Всё это они умудрились провезти через границы в чемоданах с двойным дном.

В городе Мархег, на австрийской границе, террористы достали оружие, ранили одного человека, взяли в заложники пятерых евреев и сотрудника австрийской таможни. Австрийские силы безопасности были настолько растеряны, что подразделение спецназа и вертолет прибыли только через полтора часа. Планировалось задержать террористов в Мархеге. Но те захватили автомобиль и, посадив за руль австрийского таможенника, направились в аэропорт Швехат на окраине Вены. Австрийцы хотели избежать кровопролития любой ценой, поэтому полицейские машины сопровождали автомобиль террористов в аэропорт, вместо того чтобы его остановить.

В аэропорту боевики представились членами «Орлов палестинской революции» и передали австрийцам заявление без каких-либо требований: «Мы пошли на этот шаг, потому что считаем, что эмиграция евреев из Советского Союза представляет большую опасность для нашего дела». Позже террористы выдвинули ультиматум: если австрийское правительство не закроет транзитный пункт в Шёнау, заложники погибнут, а Австрия умоется кровью.

После нескольких часов переговоров канцлер Бруно Крайский согласился выполнить требования террористов.

На пресс-конференции боевики признались, что организация подготовила план на случай австрийской несговорчивости: взорвать три австрийских посольства и два самолета.

Если принять во внимание, что организация A-Zika находилась под контролем сирийских спецслужб, вполне вероятно, что всё это происходило с ведома сирийского правительства. Кроме того, оба террориста заявили в интервью немецкой газете, что знали о готовящейся войне.

Как бы то ни было, за несколько дней перед самой кровопролитной войной в истории страны израильское правительство и генштаб занимались решением проблемы с Шёнау. В итоге не заметили, что Сирия подтягивает войска к северной границе.

Голда Меир и Бруно Крайский, 2 октября 1973 г. (Фото: Моше Мильнер, Национальная коллекция фотографий)

Израильское правительство было в ярости, что Австрия создала опасный международный прецедент, удовлетворив требования террористов. Премьер-министр Голда Меир заявила 2 октября в Страсбурге: «У европейских стран нет иного выбора, кроме как признать главенствование закона и не идти на сделки с террористами. В Австрии демократическое правительство достигло соглашения с террористами, тем самым опозорив себя». После этого Голда Меир предприняла попытку переубедить Бруно Крайского, кстати, сына еврейского портного. Но тщетно. У канцлера были свои резоны. «Госпожа Меир, австрийская гуманитарная обязанность – помогать беженцам из любой страны, но не за счет безопасности Австрии. Я никогда не возьму ответственность за кровопролитие на австрийской земле», – сказал он.

Голда Меир, в свою очередь, так прокомментировала итоги встречи в Вене: «Могу сказать одно: мне даже стакана воды не предложили».

А тем временем Египет и Сирия полностью завершили подготовку к нападению. 6 октября 1973 года в 14:05 началась война Судного дня.