Марк Ойгман: «В Израиле 
огромные перспективы 
для бизнеса»

Кристина Берсегян
Выпуск #4

С 2020 года инвестиционная компания Smartgen Ltd стала членом инвестиционного комитета и инвестиционным консультантом фонда Edmond De Rothschild Smartgen Israel Fund. Инвестиционный дом Ротшильдов имеет безупречную репутацию, многолетний опыт инвестиций в израильскую экономику с впечатляющими результатами, а Smartgen Ltd — это израильская инвестиционная и консалтинговая компания, управляющая инвестициями, активами и семейным офисом своих акционеров и партнеров в Израиле. О том, как совсем молодая израильская компания стала партнером известнейшего инвестиционного дома, сколько и в какую страну стоит вкладывать своих денег и чем интересен Израиль для русскоязычных евреев, рассказал консультант фонда Edmond De Rothschild Smartgen Israel Fund, генеральный директор Smartgen Ltd Марк Ойгман

23 копия.jpg

- Марк, в одном из интервью вы говорили, что благодаря играм в специальные арифметические считалки с бабушкой у вас развились математические способности, а кто повлиял на вас при выборе нынешнего направления работы? И кем вас можно представить читателю, как бы вы сами себя обозначили? Банкир, инвестор, бизнесмен?

В первую очередь я специалист в сфере международных финансов, инвестиционный управляющий и, конечно же, бизнесмен. Если говорить о том, что повлияло на мой выбор, чем заняться после банковской карьеры, то это два фактора: кто и что. Кто — это мои банковские клиенты. Я и в банке Hapoalim (крупнейший банк Израиля — прим. ред.), и в банке Safra (банк со штаб-квартирой в Швейцарии — прим. ред.) постоянно работал с международными инвесторами, в частности из России. На протяжении нашего сотрудничества мы сталкивались с тем, что зачастую эти люди не могут найти в Израиле нужных специалистов для решения сложных комплексных вопросов — финансовых, налоговых, банковских, инвестиционных. То есть нет одного «окна», в котором могут профессионально администрировать, решать сложные финансовые вопросы русскоязычных бизнесменов и состоятельных семей с интересами в Израиле. В Израиле существовали такие решения для американских, немецких, французских, даже для южноамериканских инвесторов, а для огромного русскоязычного сегмента, на наш взгляд, не было партнеров, понимающих всю специфику требований таких людей.
Поэтому, «кто» меня сподвиг — мои клиенты. А «что» — я всегда видел будущее семьи в Израиле, здесь я учился, служил, начал свою профессиональную карьеру и много лет проработал, здесь мои семья и друзья. Я всегда, даже работая за рубежом, верил в эту страну и хотел быть ей полезным. Считаю, что с точки зрения бизнеса в Израиле огромные перспективы и в эту страну нужно инвестировать, мои слова подтверждаются экономической аналитикой. Я сам лично больше 50 % своих денег инвестирую в Израиле. А я очень консервативный человек и не стал бы неразумно рисковать своими деньгами.

- С 1 января этого года ваша компания стала соинициатором, членом инвестиционного комитета и инвестиционным консультантом фонда Edmond De Rothschild Smartgen Israel Fund. Как удалось договориться о партнерстве с одним из ведущих инвестиционных домов в мире?

Конечно, на решении сказались личные доверительные отношения, которые длятся больше 15 лет. До того как я вернулся в Израиль, я работал в банке Hapoalim, был старшим вице-президентом по развитию международной стратегической программы банка во всём мире. Мы сотрудничали с компанией E. D. Rothschild и построили дружеские и профессиональные отношения с некоторыми ведущими топ-менеджерами компании.
После Hapoalim я уехал работать в Женеву, в банк Safra. Это тоже еврейская банковская группа, конкурент Ротшильдов. Затем, когда я в прошлом году решил вернуться в Израиль, партнеры из компании Ротшильдов, узнав об этом, пригласили работать к себе. До этого тоже были предложения работать у них, причем в любой точке мира. Но я решил взять паузу и подумать, как дальше выстраивать свой профессиональный путь.
Через какое-то время я сам сделал им предложение о сотрудничестве. Мы увидели, что есть немалый процент русскоязычных евреев, которые не знают, что в Израиле десятки лет работает инвестиционный дом Ротшильдов, хотя именно он внес один из самых больших вкладов в развитие Израиля. Мы также поняли, что, оказывается, если человек, живущий в Швейцарии, Германии, Москве или, скажем, в Лондоне, хочет инвестировать в израильскую экономику в долларах, не заполняя много бумаг, понимая свои перспективы и имея уверенность в прозрачности инвестиций, то он сталкивается с тем, что предложений-то не так много.
И мы придумали этот фонд. Меня, мою компанию, наших партнеров очень долго проверяли. Мне кажется, в космос полететь легче, чем пройти проверку дома Ротшильдов для аккредитации компании. И стоит сказать, что впервые в Израиле рядом с названием фонда E. D. Rothschild появилось название другой компании — Smartgen.
Также нашей компании и мне лично дали право быть членом инвестиционного комитета фонда и его единственным консультантом. Для нас это большая честь, и это, безусловно, доказывает нашу репутацию.

- Эта коллаборация стала выгодной для всех сторон… Благодаря вам о них узнают русскоязычные евреи, благодаря им - невероятно повысился уровень доверия к вам.

Я уверен, что наше сотрудничество с Ротшильдом в Израиле будет полезно для всех сторон, а особенно для инвесторов. И я приложу все усилия, чтобы довольны были все.

- Будут ли они рассказывать о новом фонде со своей стороны?

Конечно. Мы создали ликвидные условия, чтобы люди могли сначала попробовать. Например, сделали достаточно низкие комиссии и порог входа по меркам группы E. D. Rothschild - 100 тысяч долларов. По факту, этот продукт оказался привлекателен для любого, кому интересно инвестировать доллары в инструмент, который, в свою очередь, вкладывает деньги в крупные израильские компании. Я сам инвестирую личные деньги в этот фонд, что также является подтверждением надежности.

- Вы верно отметили, что сами инвестируете туда, куда советуете другим, поэтому вам есть о чем говорить с бизнесом. А кто ваши основные клиенты?

Основной сегмент наших партнеров в Израиле — это частные лица, семейные активы, не операционный бизнес. Наша сфера компетенций — инвестиции в Израиле, оптимизация структуры международных активов с использованием преимуществ израильской юрисдикции — кстати, очень хороших преимуществ для новых репатриантов, если их грамотно использовать, — координация работы с израильскими банками. Мы в Smartgen для каждого партнера и клиента, можно сказать, «шьем костюм» именно по его размеру. Предоставляем практические индивидуальные решения задач, которые подходят для конкретного инвестора.

- Если говорить о бизнесменах, которые живут в России, — почему они принимают решение вкладывать именно в Израиль?

Если человек готов инвестировать, скажем так, глобально, то по многим факторам, в том числе экономическим показателям, размещение 510 % инвестиционного портфеля в Израиле — это выгодно и эффективно. Я никогда не порекомендую человеку, который хочет инвестировать, скажем, всего два миллиона долларов, вложить их только в одну страну. Есть много разных стран и направлений: это может быть недвижимость, хай-тек, заводы, пароходы, банки. Огромное значение имеет аллокация между разными странами, секторами, валютами, дюрациями. Некоторые инвестиции должны быть ликвидные, а некоторые, если интересная доходность, могут быть долгосрочными на 510 лет. Мы сейчас разрабатываем еще один очень интересный продукт, он как раз будет долгосрочным.

- Вы человек достаточно известный в своих кругах и авторитетный, но, допустим, это интервью читает тот, кто вас не знает…

Я всегда исхожу из того, что большинство меня не знает.

- И всё же, читает, допустим, потенциальный инвестор. Что бы вы сказали тем, кто слышит о вас впервые? Почему с вами надо работать?

Наша деятельность совершенно прозрачна, и это, пожалуй, наш первый и главный принцип. Мы предлагаем своим клиентам очень эффективные продукты — это можно понять и по имени фонда, и по перечню проектов, в которые мы инвестируем. Мы никогда не инвестируем во что-то, что слишком трудно объяснить или понять. И самое главное — мы, наши партнеры, наша компания — мы всегда инвестируем собственные деньги вместе с нашими партнерами. Мы не только консультанты — мы готовы разумно рисковать и зарабатывать вместе. Наш опыт, наши знания, наш израильский networking, наши связи и возможность проверить очень тонкие юридические и аудиторские вопросы в Израиле помогают нам обеспечить клиентам высочайший уровень услуг. Мы сотрудничаем только с самыми ведущими топовыми фондами, инвестиционными домами, юридическими и аудиторскими компаниями.
Наверное, если я скажу, что мы инвестируем в один из ста объектов, которые проверили, то я не сильно преувеличу. А у людей, которые находятся не в Израиле, а за рубежом, элементарно нет столько времени на проверки.
С точки зрения консалтинговых услуг, насколько нам известно, мы единственная компания в Израиле, у кого был успешный банковский опыт работы и в России, и в Европе, и в Израиле. На сегодняшний день понимание всех финансовых нюансов — очень важный момент: происходит много всего в сфере международной налоговой прозрачности, в автоматическом обмене информацией и мировой деофшоризации. Это полезная специализация для всех международных бизнесменов.

23-4 копия.jpg

- Можно ли заинтересовать инвестора конкретными цифрами, сказав, например: в таком-то фонде доходность четыре процента, у нас пять?

Мы не имеем права и не можем ничего гарантировать. Мы можем прогнозировать, предполагать и на что-то рассчитывать. Мы, когда строим свой инвестиционный портфель, целимся на общую доходность 58 % годовых в валюте. Может ли быть год, когда будет минус 10 %? Да, может. Может ли быть плюс 1520 %? Тоже может. Но если смотреть в среднем, то инвестор с умеренным аппетитом к риску может рассчитывать в Израиле на доходность 58 %, это нормальный диапазон для нашей страны.

- Уоррен Баффет сказал, что Израиль — это лучшее место для инвестиций, и нет другого места со столь высоко мотивированными и образованными людьми. Насколько точно это изречение, если учесть, что у вас есть опыт общения с бизнесменами из разных стран?

Если бы я хотел заполнить целую книгу теплыми высказываниями об Израиле, у меня это получилось бы, потому что каждый третий бизнесмен и просто богатый человек, например, в Америке, рано или поздно говорит похожие слова про Израиль. Но если поискать, то можно найти что-то подобное от великих людей и про индийцев, и про русских, и про китайцев, и про кого хотите.
В России мне очень часто приходилось и, к счастью, приходится общаться с потрясающе умными, образованными и порядочными людьми, как с евреями, так и с неевреями. С другой стороны, бывает, что в Израиле я сталкиваюсь с обратным. Но если опираться на факторы, которые существуют в Израиле, такие как структура экономики, темпы роста, количество инноваций, то, конечно, высказывания Баффета и других имеют крепкие основания.
Сейчас, через год, как я покинул теплые банковские места, я горжусь тем, что мы успели сделать. Я не работаю на такие высокие имена, как Ротшильд, мы с ними сотрудничаем. Стоило ли возвращаться в Израиль? Однозначно — да. jm

Партнер Ротшильдов

Марк Ойгман — родился в 1978 году. Женат, воспитывает трех детей. В 1989 году репатриировался с семьей в Израиль. После службы в Армии Обороны Израиля получил высшее образование в Технионе. Занимал должности старшего вице-президента по развитию международной стратегической программы банка и главы представительства банка Hapoalim в России, затем два года был управляющим директором в швейцарском банке Safra. В 2019 году занял позицию CEO в израильской компании Smartgen. В январе 2020 года компания Smartgen стала членом инвестиционного комитета и инвестиционным консультантом фонда Edmond De Rothschild Smartgen Israel.