Выпуск #3
Раввин Залман Маркович: «Детьми не надо заниматься — их надо любить»

С ним консультируются главы ешив и директора школ, его лекции тщательно конспектируют, а советы неукоснительно выполняют. Одиннадцатый сын в многодетной хасидской семье стал известным в еврейском мире педагогом

Илья Йосеф
Фото: Владимир Калинин

С ним консультируются главы ешив и директора школ, его лекции тщательно конспектируют, а советы неукоснительно выполняют. Одиннадцатый сын в многодетной хасидской семье стал известным в еврейском мире педагогом. Почему Ребе уступил малышке место у кружки для милостыни, какие воспитательные функции существуют у левой и правой руки, и можно ли хлеб с маслом есть по отдельности

— Как вы стали одним из известнейших педагогов в религиозном обществе? Вы долгое время работали в детском коллективе?

В большом детском коллективе я оказался буквально с самого рождения. У моих родителей, сатмарских хасидов, 13 детей, а я стал одиннадцатым. Когда мне исполнилось 16 лет, я заинтересовался движением Хабад.

— Сатмар и Хабад — это абсолютные противоположности, лед и пламень.

Водораздел пролегает в двух плоскостях: отношение к государству Израиль и стратегия общинного поведения. В Сатмаре к Израилю относятся отрицательно, ничего общего с «греховной нерелигиозной страной» иметь не хотят. Тем, что по-английски называется outreach — пропаганда ценностей иудаизма среди нерелигиозных евреев, сатмарские хасиды не занимаются. Их позиция — замкнемся, отгородимся ото всех, так безопаснее. Мне же нравился подход Хабада: у Израиля и у евреев как таковых могут быть достоинства и недостатки, но все мы ответственны друг за друга.

После свадьбы я, как принято, пошел получать указание Любавического ребе о профессиональной деятельности. Он сказал: «Работайте в сфере образования». Сначала я был меламедом в хедере вижницких хасидов в Монси, потом переехал в Морристаун. Там есть любавическая община, действует ешива, куда многие эмиссары Хабада, работавшие в других городах и странах, отправляли своих сыновей. Я впервые столкнулся с такой ситуацией: десятилетние дети учатся в условиях интерната, родителей видят по выходным. И я взял их под опеку, начал каждым заниматься персонально.

«Ребенок должен понимать, что родители обеспечивают ему зону комфорта во время болезни, личных и карьерных неудач»
Раввин Залман Маркович

— Параллельно воспитывая собственных детей?

Помню, поехал в очередной раз на «Севен севенти», в бруклинскую штаб-квартиру Хабада. У Ребе был обычай: при выходе из кабинета он раздавал детям, которые играли в коридоре, монетки и просил, чтобы они бросали их в кружку для цдаки. Он тоже опускал в кружку деньги. Я подхожу к такой кружке, на руках у меня — годовалая дочь, она пытается вставить монету в прорезь. И вдруг я слышу голос Ребе. Я отпрыгнул, чтобы уступить ему место, а Ребе помотал головой: «Вы ведь знаете мидраш о детях в Египте, которых матери прятали в лесу, чтобы слуги фараона их не убили? Б-г посылал этим детям молоко и мед, а потом, когда перед бывшими рабами рассеклось Красное море, эти дети были первыми среди тех, кто узрел Б-га. Поэтому сначала ваша малышка даст цдаку, а потом я». Когда я накопил в Морристауне опыт, мне стали звонить хабадники из других городов. В том числе и раввин Берл Лазар. Так я стал консультировать представителей Хабада в СНГ.

— Существует ли какой-то специфический хабадский подход к воспитанию?

Есть принципы, которые подойдут всем родителям, вне зависимости от религиозного статуса. Начну с аналогии, которую проводит Любавический ребе. У монеты есть две стороны, орел и решка, если одна находится вверху, другая, соответственно, остается внизу. Если мы хотим приподнять ту сторону, на которой находится орел, монету надо перевернуть решкой вниз.

— Логично.

Согласно хасидизму, у каждого из нас есть Б-жественная и животная души. Чтобы в духовном смысле приподнять животную душу, Б-жественной душе приходится поступиться своим местом. Аналогичным образом это действует и в сфере воспитания детей. Чтобы обеспечить эмоциональный, интеллектуальный и духовный рост, родители должны «присесть», придвинуться к ребенку поближе, оказаться на его нынешнем уровне и прочувствовать его.

— Сколько времени надо вот так вот стоять вровень с ребенком?

Знаете, у одной еврейской волонтерской организации США есть оригинальный логотип: две руки сжимают фигурку человека, под ними размещен слоган на иврите: «Мы с тобой на протяжении всего пути». Это должно быть и девизом родителей во все времена, во всех странах. Ребенок должен понимать, что родители обеспечивают ему зону комфорта, не только когда у него высокая температура, но и когда у него проблемы в учебе, личной жизни, на работе и так далее. На пути есть препятствия, рытвины, ухабы, но, когда отец и мать сопровождают путника, он не теряет надежды. Конечно же, «держать за руку» не означает «соглашаться с поступками и проступками». Но когда ребенок чувствует, что родители постоянно его поддерживают, он с готовностью воспримет их критику.

— Что делать, если ребенок ведет себя ужасающе?

В Талмуде сказано, что есть два основополагающих принципа воспитания — «левая рука отталкивает, правая приближает». Любавический ребе неоднократно повторял, что чрезмерное отторжение опасно, а вот чрезмерное приближение похвально. Да, нередко мы огорчены поступками детей и воспринимаем их неидеальное поведение как оскорбление. Но при этом надо продолжать предоставлять им зону комфорта.

— Хорошо, что должна делать правая рука, понятно. Теперь поговорим о левой. Устанавливать детям границы надо?

Многие современные родители считают, что детей ограничивать не надо: мол, они взбунтуются, перестанут нас любить и так далее. Но это неверно. Если ребенок, не дай Б-г, заболел, мать ведет его к врачу. Врач прописывает укол или горькую микстуру, дитя вырывается, а мать его держит, продолжая повторять: «Это для твоего блага, потерпи, милый». Оправданные рамки и запреты — те же лекарства, но надо при этом постоянно повторять детям, что мы не перестаем их любить и что ограничения нужны для их же блага.

— То, что вы делаете в своей работе, — это какая-то особенная авторская методика?

Я часто повторяю, что детьми не надо заниматься — их надо любить, надо получать удовольствие от того, что они есть. Сделать это непросто, у всех нас жесткий график, после работы хочется полежать на диване, а не служить массовиком-затейником. Когда у нас родилась первая дочь, я работал допоздна, а потом вытаскивал малышку из кроватки и прижимал к себе. Прежде всего, чтобы успокоиться самому. Но это успокаивало и ее, девочка что-то лепетала, радостно трогала мое лицо крохотными пальчиками. Я ощущал, что моя любовь к ней возрастает с каждым объятием.

Несмотря на несогласие с идеологией сатмарских хасидов, Маркович не сменил лапсердак на хабадский костюм и шляпу с вмятиной.
Раввин Залман Маркович

— Очень трогательно. Но одной любовью ничего не достичь, вы сами упоминали рамки и ограничения. У родителей есть жизненные ориентиры, которые они хотят передать ребенку. Тем более, у религиозных родителей, которые сообразуют свои действия с постулатами иудаизма и хотят того же от детей.

Мы часто решаем за своих детей, как они должны себя вести, какие кружки посещать, кем работать и на ком жениться. Более того, мы подводим под это религиозные постулаты. Но основа еврейского воспитания: «Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состарится» (Притчи 22:6). Выражение «при начале пути», «аль-пи дарко», можно перевести с иврита и как «в соответствии с его путем», то есть согласно устремлениям, личным качествам и способностям ребенка.

Много лет назад главой ешивы во французском городе Брюнуа был любавический хасид р. Нисан Неманов. Он был человеком аскетичным и требовал того же от учеников. Например, Неманов считал хлеб с маслом непозволительной роскошью для хасида и поэтому требовал, чтобы масло подавали на завтрак, а хлеб — на обед. Когда Любавический ребе узнал об этом, он лично позвонил р. Нисану и потребовал, чтобы меню в ешиве было нормальным. Не надо навязывать свои самоограничения тем, кто до них еще не дорос.

— Вернемся к концепции родителей-сопровождающих. Детям свойственно многое преувеличивать и воспринимать гипертрофированно. На переменке толкнули или любимая игрушка сломалась — трагедия вселенского масштаба, чадо полдня об этом будет папе с мамой рассказывать. Как отделить настоящие проблемы от мнимых?

Представим, что ребенок порезался. Если сразу не обработать рану йодом, она может загноиться. Так и в поведенческом смысле: второстепенные, казалось бы, проблемы в жизни дочери или сына, от которых родители отмахиваются, могут обернуться серьезными осложнениями. Если ребенок привык, что папе и маме неинтересно выслушивать его жалобы на одноклассника, который отобрал карандаш, или на придирчивую учительницу, он скроет от родителей более крупные неприятности. Многочасовое пребывание в интернете тоже может свидетельствовать о проблемах. Когда человеку хорошо, он не в экран смотрит, а проводит время с приятелями.

Дети вернулись из школы — интересуйтесь не домашними заданиями и оценками, а их жизнью. Жизнью с заглавной буквы. Победами, поражениями, ссорами, дружбой.  jm