Выпуск #9
Руслан Глинер

«Ищите хорошего врача, а не больницу»

Эксперт в области пациент-менеджмента, соруководитель одного из крупнейших в Израиле медицинских центров IMEDICAL Руслан Глинер рассказал клубу SOLOMON.help о карьерном пути, медицинском туризме после пандемии, преимуществах израильской медицины и жизненной важности нетворкинга в России

Дмитрий Фроловский
Фото: из личного архива

Расскажите, что привело вас в медицину?

Всё очень просто.Вся моя семья – медики. Папа – врач. Мама – медсестра. Поэтому мне сложно представить себя в какой-либо другой сфере, сколько себя помню, всегда стремился стать врачом. Не могу сказать, что выбрал профессию только из-за того, что считал своим призванием помогать людям. Профессия врача и в особенности хирурга сама по себе казалась мне очень интересной, и я готовился к ней с раннего возраста. Безусловно, родители меня в этом поддерживали, я им за это очень благодарен.

— Как вы оказались в Израиле?

В возрасте 14 лет мы вместе с родителями приняли решение, что мне нужно перебраться в Израиль. Обучался в интернате и после окончания пошел в армию. Служил в специальном подразделении под названием Дувдеван, что в переводе означает «вишенка». Было довольно интересно, пробыл там три года. После этого поступил в Тель-Авивский университет, медицинский факультет, школа имени Саклера, и учился там три года. К сожалению, финансовое положение не позволило продолжать, пришлось взять академический отпуск и вернуться в армию сверхсрочно в свою же бригаду еще на три года. После этого – обратно в университет и одновременно прошел стажировку в медицинском центре Ихилов, в котором после окончания начал ординатуру в отделении урологии.
Спустя два года мой товарищ Григорий Самбуль заразил меня идеей о медицинском туризме. Попробовал и понял, что это как раз то, чем хочу заниматься. К сожалению, совмещать подобный бизнес и работу в клинике было нереально из-за многих факторов, включая возможный конфликт интересов. Этика и репутация для меня превыше всего. В результате я принял решение полностью перейти в сферу медицинского бизнеса и открыл вместе с Григорием компанию, в которой работаю до сих пор.
Начало собственного дела требовало новых навыков. Поэтому Григорий поехал учиться в Бостон, США, на факультет управления медицинскими организациями. С тех пор мы продолжаем трудиться вместе, и наша работа – это предмет особой гордости. Очень немногие совместные компании могут сохраниться столь длительное время без каких-либо преобразований.

Объединить сильных бизнесменов

Инвестиционный клуб SOLOMON.help — это платформа, где инвесторы и проекты находят друг друга. Клуб объединяет бизнесменов и экспертов самого высокого уровня — ответственных людей, которые ценят свое время.

Резиденты Клуба получают знания и практический опыт в инвестировании благодаря встречам с экспертами, а также доступ к инвестиционным проектам, рассмотренным командой профессионалов и одобренным Советом SOLOMON.help. Эксперты Клуба имеют подтвержденную квалификацию. Суммарный опыт их успешной работы на инвестиционных и финансовых рынках исчисляется десятилетиями.

В числе партнеров SOLOMON.help только проверенные компании, с безукоризненной репутацией в различных сферах экономики и финансов, их авторитет в мире бизнеса непоколебим.

Контакты: Invest@SOLOMON.help, тел. +7 (495) 363-39-52

В чём же секрет?

Мы с Григорием абсолютно разные. Он более системный человек, семь раз отмерит, один раз отрежет. Я же более импульсивный, генерирующий идеи, больше полагаюсь на свои инстинкты. Поэтому нам удается дополнять друг друга и также сохранять коллегиальный формат работы, мы прислушиваемся к мнению друг друга во всех вопросах, и у нас нет секретов. На мой взгляд, это главное конкурентное преимущество нашей компании, которое делает нас лучше других, и именно поэтому нам удается сохранять лидирующие позиции на рынке уже более десяти лет.
Наше взаимодействие с партнером также сформировало отличную корпоративную культуру. У нас все решения принимаются коллегиально, каждый голос имеет значение, мы стараемся набирать людей таким образом, чтобы привносили что-то новое. Большинство наших сотрудников, кроме водителя, бухгалтера и офис-менеджмента, имеют медицинское образование. У всех есть высшее образование, и мы стараемся избежать токсичности внутри коллектива. Для нас очень важно, чтобы все были максимально позитивны. В результате главные наши ценности – это профессионализм, коллегиальность и дружелюбие.

Как на вас повлиял коронавирус?

Весьма существенно. Закрытие границ остановило поток туристов, и мы лишились значительной части дохода. В итоге нам удалось перевести большой процент работы в формат онлайн, и это помогло. Однако телемедицина – это не очень подходящее направление для медицинского туризма. Немногие готовы платить несколько сотен долларов за возможность поговорить с доктором через экран монитора. Думаю, что после открытия границ поток к нам сильно возрастет. В том числе и из-за последствий коронавируса, который подкосил здоровье очень многих.
До пандемии мы принимали около 140-150 взрослых пациентов в месяц. Кроме того, мы также сопровождали 15 детей, страдающих онкологическими заболеваниями. За два дня до ввода карантина я смог привезти еще 7 взрослых пациентов с тяжелыми онкологическими заболеваниями. Мы постоянно получаем новые запросы на лечение, но, к сожалению, не можем принять всех желающих. С 1 июня Минздрав Израиля разрешил ввозить в страну пациентов, чьи жизни находятся в опасности. Именно таких пациентов, как взрослых, так и детей, мы стараемся обслужить. Поэтому я не сомневаюсь, что после победы над коронавирусом наши услуги будут еще более востребованы.

Многим людям, переболевшим коронавирусом, потребуется помощь в Израиле?

Безусловно. Думаю, что будет очень большой поток и придется работать в авральном режиме. Во время пандемии в России, к сожалению, зачастую перестали лечить людей с онкологическими диагнозами. В России есть множество высококлассных медицинских учреждений, но их единицы, и с учетом громадного размера страны этого, конечно же, недостаточно.

Как сильно отличается российское и израильское здравоохранение? Согласны ли вы с тем, что Израиль впереди на несколько десятилетий?

Согласен. Израиль опережает Россию на несколько десятилетий. Однако важнейшее различие – это система. Стандарты обучения и работы – это главные различия между странами, и они не в пользу России. К примеру, мы открыли представительство израильской клиники в Москве, но мы не можем работать по израильским стандартам. Они попросту незаконны в России, и это очень осложняет работу. Убежден, что пока в России не переосмыслят системный подход к медицине, никакое развитие невозможно, а отставание будет только увеличиваться.

Можете привести пример такого различия?

Приезжает пациент с компьютерной томографией грудной клетки, и на ней отчетливо видна опухоль легкого. Очевидно, что человеку нужно срочно делать биопсию этой опухоли и предотвратить ее разрастание. Нужно также сделать компьютерную томографию всего тела и начать лечение в виде операции или системной терапии. Подобный подход – это особенность Израиля. В России же он иной.
В московской клинике этого пациента направят на анализ крови на СПИД, сифилис, гастроскопию, эхокардиограмму и кучу разных ненужных, забюрократизированных и длительных процедур. В результате пациент, в лучшем случае, потеряет три недели, а, может, и все пять, вместо того, чтобы спасаться от опухоли. Очевидно, что за это время опухоль будет давать метастазы, и вместо первой стадии рака легких у человека появится четвертая. Я не драматизирую, именно так оно очень часто и происходит.
К сожалению, в России подобная практика – это стандарт. И дело тут не в плохих врачах, а в системе. Врачи, может, и хотят сделать как нужно, но это незаконно.
Еще одна проблема – это система обучения. В Израиле и многих странах Запада образование основывается на академических знаниях, которые приветствуют критику и стремятся достичь объективности. К примеру, прочитал профессор лекцию и описал заболевание, студенты начинают изучать множество разнообразных источников информации, чтобы сформировать полноценный взгляд на ту или иную проблему. Безусловно, от субъективизма полностью не уйдешь, но у студента всегда есть выбор и доступ к множеству источников информации.
В России ситуация иная. Студенты чаще всего занимаются на основе методичек, которые написаны сотрудниками кафедры и часто отражают их личные взгляды на ту или иную проблему. Нельзя сказать, что они всегда ошибочны, но проблема в том, что они не могут быть полноценными. Каким бы умным ни был человек, он никогда не сможет отразить проблему сразу со всех сторон и помочь студентам сформировать полную картину.
Также учение по методичкам зачастую основывается на устаревших взглядах. Представьте себе человека, который учился в советской системе, имеет определенные виды на те или иные проблемы, а сейчас за окном 2020 год и мир уже другой, и медицина шагнула далеко вперед. Однозначно, каким бы профессиональным он ни был, нельзя объять необъятное, и многие из его взглядов будут не соответствовать современным практикам.
В результате российская система штампует специалистов с весьма узкими и субъективными взглядами, которые не могут в полной мере отражать всю сложность современной медицинской профессии, а скорее копируют мнения своих преподавателей. Обращу внимание, что проблем еще больше, и это лишь вершина айсберга. В результате страдает не только качество новых специалистов, но и наносится удар по системе, которая не развивается.

В условиях России нетворкинг – это лучший способ обезопасить себя и своих близких. Не верьте рекламе в интернете, а доверяйте только проверенным данным, которые вы можете получить от друзей или родственников. 
Глинер Руслан

Какой средний чек для медицинского туриста в Израиль?

Как и в анекдоте о средней температуре по больнице, его попросту нет. Каждый случай индивидуален, а стоимость определяется на основе прейскуранта израильского министерства. Также нельзя назвать точную стоимость, пока непонятны финальные анализы. К примеру, стоимость операции на позвоночнике – это примерно 12 тысяч долларов. Однако к этому нужно добавить стоимость имплантов, что может стоить от трех до нескольких десятков тысяч долларов, а также стоимость гонорара хирурга, которая отличается в зависимости от запросов того или иного специалиста.
Если же говорить в контексте медицинского туризма, то хорошие операторы могут помочь снизить ценность такой операции на 30 или 40 %, в этом и заключается плюс их помощи.

Как быть тем, кто не может позволить себе поехать лечиться в Израиль?

Всегда ищите правильного врача, а не больницу. В условиях России нетворкинг – это лучший способ обезопасить себя и своих близких. Не верьте рекламе в интернете, а доверяйте только проверенным данным, которые вы можете получить от друзей или родственников. Стены и аппаратура везде одинаковы, а вот специалисты везде уникальные в хорошем и плохом смысле. Поэтому нужно искать именно правильного врача. 

Дмитрий Фроловский
Фото: из личного архива