Мегилат Рут: ода «повседневной» жизни

Скромное одеяние величия

Другие книги Пророков описывают чудеса, пророчества и великие исторические события. Однако в Мегилат Рут торжествует повседневность. Эмоции и пафос истории о потерянной любви, изоляции, упорных поисках идеала и способности к восстановлению касаются каждого. На ее страницах разворачивается вполне знакомая нам жизнь с ее суматохой и спокойствием, деградацией и триумфом. Но чтобы в полной мере оценить истинную красоту книги Рут, читатель должен настроиться улавливать тонкие нюансы. Сквозь всю книгу проходит ненавязчивый лейтмотив: повседневная жизнь может стать возвышенной и экстраординарной, если она пропитана духом Б-жественности и Торой.

Герои этой саги – не только национальные лидеры и мудрецы, но также люди, не занимающие особого положения, погруженные в повседневность. Тем не менее, их поступки мудрецы положили в основу правильного руководства и судопроизводства. 

Мы читаем о рабочих, занятых нелегким трудом сбора урожая. Но, несмотря на тяжелую работу, они не сквернословят, а приветствуют друг друга с именем Всевышнего на устах. Эта книга полна добрых дел: взаимные любящие и верные отношения между свекровью и невесткой; благородство, с которым Боаз оказывает благотворительность своим бедным родственникам; и доброта Рут к своей свекрови, а позже – к Боазу, избранному ею среди гораздо более молодых поклонников.

Горожане не просто механически бормотали «Мазл тов!» по поводу этой симхи. На помолвке Боаза и Рут они произнесли длинную, оригинальную речь. 

И весь народ, что был в воротах, и старейшины сказали: мы – свидетели! Да уподобит Г-сподь жену, входящую в дом твой, Рахели и Лее, которые вдвоем построили дом Израилев; да обретешь ты силу в Эфрате и да славится имя твое в Бейт-Лехеме! А потомством, которое даст тебе Г-сподь от этой молодой женщины, пусть будет дом твой подобен дому Переца, которого родила Йеуде Тамар». 

Также после того, как Рут родила сына, женщины сказали Наоми:

«Благословен Г-сподь, что не лишил тебя ныне близкого родственника! И да славится имя его в Израиле! И пусть будет он тебе отрадой души и кормильцем в старости, потому что родила его невестка твоя, которая любит тебя, которая для тебя лучше семерых сыновей».

Эти добрые дела могут выглядеть не особо значимыми, но они описаны в Мегиле не просто для того, чтобы излить на читателя теплые чувства. Много важнее, что Мегила провозглашает, что эти мельчайшие проявления сочувствия были сочтены достойными включения в Священное Писание. 

Это само по себе является одним из уроков Мегилат Рут. Представьте себе, что вы живете во времена Рут по соседству с Боазом. И вас навещает родственник из Йерушалаима. Он спрашивает вас: «Что нового в городе?» Вряд ли вы стали бы ему рассказывать, что Боаз пригласил одну бедную женщину поесть вместе с его работниками и дал ей немного обжаренных колосьев! Для нас это стандартная еврейская норма поведения: ничего экстраординарного или важного. Для чего же Мегила детально описывает это и другие обыденные действия? Чтобы провозгласить: если мы ведем свою повседневную земную жизнь согласно Торе, это действительно необычайно важно. Пророк Шмуэльдля того записал эту кажущуюся незначительной деталь в книге Рут, чтобы убедить нас в том, что каждый маленький акт доброты и порядочности достоин быть включенным в вечную Тору и определенно драгоценен для Творца.

Раби Ицхак сказал: «Тора учит нас [описывая в деталях доброту Боаза к Рут], что, когда человек делает мицву [такую как добрые дела и милосердие по отношению к своему собрату], он должен это делать с абсолютно радостным сердцем. Ибо, если бы Боаз знал, что Всевышнийнапишет о нем ‘Он нащипал ей обжаренных колосьев; она поела и насытилась, да еще осталось’ (Рут 2:14), он накормил бы ее откормленными телятами». 

Раби Леви сказал: «Раньше человек делал мицву, а пророк записывал это. Сейчас у нас нет пророков, кто же записывает, когда человек совершает мицву? Сейчас пророк Элияу и Машиахзаписывают [деяния людей всех поколений] и ­Всевышнийподписывает это». 

Чрезвычайная значимость кажущейся повседневности 

Временами мы чувствуем, что наша небогатая событиями жизнь не имеет большого значения. Но так же, как кажущаяся незначительность добрых дел Боаза и Рут посеяла семена, которые впоследствии стали предвестниками рождения царя Давида и, в конце концов, прихода Машиаха, так и каждый из нас понемножку своей личной жизнью исправляет мир и приближает его к окончательному Избавлению. 

Эту мысль хорошо иллюстрирует жизнь Наоми. Наоми, потерявшая и мужа, и сыновей, выражает вслух боль и страдание своей измученной души. «Не зовите меня Наоми [приятная], а зовите меня Мара (горькая), ибо послал мне Всемогущий горесть великую». Ее слова – часть Торы, и поэтому они заслуживают изучения. Они сообщают нам, что человеку разрешено рыдать во всеуслышание, когда ему больно. Тора позволяет человеку выражать свои эмоции и не требует от него стать автоматом по совершению мицвот. И в следующей фразе проявляется ее благородный еврейский дух, когда она принимает произошедшее с ней, поскольку все это пришло от Всевышнего. 

И хотя Наоми считала себя крайне бесполезной и пустой,7 ее имя означает приятная, и она полностью соответствовала своему имени. Характер Наоми был настолько притягательным, что Рут влекло к ней, как магнитом. Стихи Мегилы показывают, что желание Рут обратиться в иудаизм было основано не на одной только интеллектуальной оценке истинности иудаизма. Скорее, это желание было инициировано личностью Наоми, которую Рут считала такой неотразимо привлекательной. 

Когда Наоми пыталась отговорить Рут следовать за ней, Рут категорично ответила: 

«Не проси меня покинуть тебя и уйти от тебя обратно, потому что, куда ты пойдешь – пойду и я, и где ты заночуешь, там заночую и я. Твой народ (это) мой народ и твой Б-г – это мой Б-г. Где ты умрешь, там и я умру, и там похоронена буду. Пусть воздаст мне Г-сподь и еще усугубит, если не разлучит меня с тобою (лишь) смерть!»

Рут желала соединиться не просто с еврейским Б-гом и еврейским народом. Она хотела связать себя с Б-гом Наоми и с народом Наоми. Поэтому в то время как Наоми стенала: «Творец возвратил меня пустой», ее жизнь была совсем не такова. В действительности именно Наоми организовала обращение Рут и ее свадьбу, что привело к рождению прародителя Машиаха. 

После рождения сына Рут Оведа Наоми взяла ребенка, прижала к своей груди и стала его нянчить, побудив соседских женщин радостно провозгласить: «Сын родился у Наоми!» 

Раби Цадок Акоэн сформулировал принцип: все, что написано в Торе, истинно не только в повествовательном смысле, но содержит в себе внутреннюю истину. Хитроумные замечания Лавана и грубые насмешки фараона не могли быть записаны в святой Торе, потому что они не истинны по существу. Поэтому, если Тора пишет, что люди звали Наоми матерью Оведа, то это правда. Тора полагает, что и Наоми также была его матерью.

Дети духовного типа 

Хотя материнство Наоми можно отнести к воспитанию молодого Оведа, его также можно осмыслить на более глубоком уровне. Бездетный человек живет в более духовном измерении, чем большинство из нас. Хотя каждый знает, что плоды духовного труда человека хранятся для Грядущего мира, многие благословлены предвкушением этих сладких плодов уже в этой жизни. Эти плоды – наши дети. Тора уподобляет потомство плодам виноградной лозы и оливкового дерева. Эти драгоценные плоды связывают нас со смыслом вечности и намекают на награду, ожидающую нас в следующем мире. Человек, у которого нет детей, лишен и физической поддержки, целью которой является сделать служение Б-гу действительно радостным переживанием. Несложно признать, что горькие и самоуничижительные чувства Наоми находят отклик в каждом, кто сталкивался с подобными жизненными обстоятельствами.

Раби Йеуда сказал: «Когда человек оставляет этот мир без детей, он плачет от боли и страданий». Но Мидраш продолжает: Всевышнийутешает их и говорит: «Мой ребенок, почему ты плачешь? Потому, что ты не произвел плод в этом мире? Твои плоды больше, чем дети». Он спрашивает: «Рибоно шель Олам, каковы мои плоды?»

Всевышний отвечает: «Твои добрые дела – вот твое потомство!» Поскольку бездетный человек выполняет свою жизненную миссию в сверхчеловеческих условиях, его награда так же преступает пределы физического мира. Именно потому, что эту мысль трудно усвоить, она часто повторяется в словах пророка Йешаяу: 

Пусть не скажет скопец: «Ведь я дерево сухое»; ибо так сказал Всевышнийо скопцах, которые … избирают угодное Мне, и держатся завета Моего: «И дам Я им в доме Моем и в стенах моих память и имя, (которые) лучше сыновей и дочерей, имя вечное дам им, которое не истребится».

«Ликуй, бездетная, нерожавшая, разразись песней и веселись, не мучавшаяся родами, ибо сыновей покинутой больше (будет, чем) сыновей замужней», сказал Всевышний.

 Хатам софер объясняет, что эти стихи выявляют существование двух различных типов детей: физических и духовных. Несмотря на то, что бесплодный не имеет детей в физическом смысле, он отнюдь не бездетен. Физически бездетные родители притягивают вниз души с небес так же, как это делают их гуляющие с колясками друзья. Эти духовные дети создаются верным служением Всевышнему, несмотря на постоянную неописуемую боль и унижение. Такие души настолько высоки, что не могут уместиться в телесную оболочку. Вот почему пророк говорит, что они «больше, чем сыновья и дочери» – они значительнее своих физических двойников. Каждый такой духовный ребенок, говорит Хатам софер,«равноценен десяткам тысяч физических детей, рожденных в плоти и крови».

В другом видении пророк Йешаяу описывает сцену времен будущего искупления, которая на первый взгляд не укладывается в голове:

И ты скажешь в сердце своем: «Кто родил мне этих? Я же потеряла детей своих и одинока (была), изгнана и покинута: кто же растил этих? Ведь я оставалась одна – эти, где они (были)?» Так сказал Всевышний: вот Я вознесу к народам руку Мою, и перед племенами подниму знамя Мое, и они принесут сыновей твоих в поле, и дочери твои несомы будут на плечах… и узнаешь, что Я – Всевышний, (так) что не устыдятся уповающие на Меня.

Возможно ли, чтобы мать не знала, что она родила ребенка?

В Шомер эмуним написано, что в этих стихах говорится о духовных детях: 

Когда, к сожалению, человеку сопутствуют боль и неудача – по причине бездетности или каких-либо других мучительных обстоятельств – это часто сопровождается чувством неадекватности и ощущением недостатка каких-то созидательных достижений в жизни. Человек может ощущать безнадежность и чувствовать себя разбитым, ненужным и бесполезным. Даже в его молитвах, изучении Торы и добрых делах начинает ощущаться пустота, и они кажутся ничтожными.

Но человек может не понимать, что каждый раз, когда боль атакует еврейскую душу, особенно когда человек чувствует себя отсоединенным от Всевышнего, как будто Он не обращает на него внимания, и все же человек принимает это без жалоб или гнева на Всевышнего – и тем более, если он принимает эту боль с любовью и радостью, – это вызывает необычайное прославление Всевышнего. Фактически, самый простой человек самого низкого духовного уровня может совершить в таких обстоятельствах больше, чем великий цадик в обычной ситуации. Многие «потерянные души», которые не обрели исправление с начала творения, сейчас исправляются благодаря этому высочайшему уровню веры. 

Когда придет Машиах, Всевышний откроет ему мириады детей, которых он создал. Они устремятся к этому человеку со всех концов земли, так же, как дети мчатся, чтобы обнять своих любимых родителей после долгой разлуки. Он будет стоять, раскрыв рот от удивления, он будет смотреть на эти прекрасные творения и недоумевать: «Кто родил их мне? Я был осиротевшим и одиноким. Они определенно не могут быть моими». Но он или она будут считаться истинными родителями этих тысяч душ.

Мегилат Рут описывает этот мир, как осознаваемый через ограниченное видение смертного человека. В этом мире Наоми думала, что ее жизнь горькая и пустая. Но она не знала, что с точки зрения Небес, в измерении, которое превыше всех физических законов, она на самом деле была праматерью Царя Израиля. 

Жизнь за железным занавесом

В Мегилат Рут ни один ангел не сообщил Наоми, что ее действия сотрясают сами небеса. Ни один пророк не открыл Боазу и Рут царственную судьбу их будущего потомства. Опустившийся железный занавес скрывает любой намек на то, что происходит в небесной реальности. Вместо этого на заднем плане Мегилат Рут нам показывают знакомые эпизоды из еврейской жизни. Мегила детально описывает кажущиеся обыденными приметы повседневной жизни: приветствия работников, благословения горожан. С человеческой точки зрения жизнь зачастую суха и обыденна или – как было в случае Наоми – иногда даже мрачна. 

Вероятно, именно по этой причине Мегилат Рут читают в Шавуот. В этот день мы удостоились получить Тору на горе Синай путем чудесного откровения, изнутри грома и молний. Но с тех пор мы больше не в состоянии отыскать Всевышнего среди огня чудес, громогласных звуков пророчества или вихря важных исторических событий. В основном именно в тихой повседневной жизни мы можем найти свой путь к Всевышнему.

Когда Всевышний непосредственно обратился к еврейскому народу на горе Синай, люди чувствовали такой сильный восторг, что их души на мгновение отделились от тела. Они олицетворяли собой двейкут – блистательное переживание единения с Б-гом. Достижение двейкута – одна из первейших жизненных целей. Месилат йешарим пишет об этом так: «Все действия человека должны быть направлены к тому, чтобы быть привлеченным ближе к Благословенному, пока он не прилипнет к Нему как железо к магниту». 

Если это так, то не должен ли стать основным направлением наших усилий поиск тех видов деятельности, которые обеспечивают немедленное духовное удовлетворение? Разве, когда долгие часы возвышенных размышлений не больше способствуют двейкуту, чем алахические споры о том, принадлежит ли платок, использованный в денежных сделках, продавцу или покупателю? Зачем потеть над мелочами – скажем, выискивая мелких насекомых в своем салате, – когда я могу использовать это время на выражение своей любви к Всевышнему посредством спонтанной танцевальной трактовки Синайского Откровения? Парадоксально, но именно смиренное служение Всевышнему самым обычным образом внутри повседневности через исполнение многочисленных деталей алахи – вот что ломает барьеры, стоящие между нами и нашим Создателем. Вот что ведет к двейкуту

Синдром Опры: концентрация на двейкуте.

Двейкут – одна из наиболее высоких целей Б-жественного служения. Но, как рассказывает Мегилат Рут, он также может быть потенциально опасным. Экстатическое переживание двейкута может сделаться взяткой, имеющей целью аннулировать наши обязательства перед Б-гом. Например, человек, погруженный в изучение Торы, получает от этого такое удовольствие, что может поддаться соблазну заглянуть в изучаемую книгу и во время Чтения Торы в синагоге, что запрещено алахой. В таком случае двейкут, порожденный любовью к Торе, приводит к греху.

Иногда исполнение воли Всевышнего требует воздержаться от действия, в наибольшей степени ведущего к двейкуту:

Раби Реувен Грозовский и его тесть раби Борух Бер Лейбович были вынуждены время от времени покидать свои семьи, чтобы собирать средства для ешивы Каменец. Однажды они остановились на шабат в одной из парижских гостиниц. Утром в шабат реб Реувен вошел в одно из помещений, и к его ужасу в нем автоматически включилась электрическая лампочка. Он понял, что если он выйдет оттуда, лампочка погаснет. Реб Реувен предпочел провести весь шабат запертым внутри этого помещения, лишившись и субботней молитвы, и субботних трапез.

Риск концентрации на двейкуте наглядно демонстрирует пример Опры – одной из наиболее трагических фигур в истории Рут. После смерти мужа она тоже поначалу отправилась с Наоми в Землю Израиля, очевидно, размышляя над принятием иудаизма. В тот исторический момент она стояла на пороге вечности. Но в то время как Рут осталась непоколебимой перед всеми уговорами и осталась с Наоми, Опра прислушалась к аргументам свекрови и вернулась в отцовский дом. 

На этом пророк завершает описание ее жизни. Читатель может предположить, что эта драгоценная душа, которая подошла так близко к принятию Торы и мицвот, посвятила остаток своей жизни добру, верно служа Всевышнему в качестве праведного нееврея. Но мудрецы повествуют о печальном конце истории ее жизни; в тот день, когда она отделилась от Наоми, началось ее быстрое падение с высоты духовного величия в глубины морального разложения. 

Вероятно, изменчивость ее поведения можно объяснить следующим образом. Любой человек, удостоившийся такого переживания, подтвердит, что контакт с духовно богатой личностью может стать одним из самых больших наслаждений в жизни. Возникает впечатление, что вас, будто в лифте, за считанные мгновения и без всяких усилий подымают на головокружительные высоты. Но в этом взлете таится скрытая опасность, которую можно назвать синдромом Гехази. Пребывание в постоянном контакте со святым человеком может стать опьяняющим переживанием, способным подавить любое ощущение личной неадекватности.

Опра переживала радости еврейской жизни. Она наслаждалась истинной любовью еврейского мужа, сладостью субботнего стола и чувствовала непреодолимое влечение к святой личности своей свекрови. Она не смогла посвятить себя обязанностям, которые налагает иудаизм. Но ее краткое знакомство с иудаизмом дало ей возможность ощутить вкус двейкута. Исполнение одних лишь семи законов Ноаха кажется ей после этого сухим и духовно несовершенным. Она тоскует по духовному «кайфу», который обеспечивал ей иудаизм. Поскольку она больше не могла получить его на путях святости, она попыталась достичь экстаза экспресс-способом, бросившись в крайнюю развращенность. 

В светском мире поиск духовности стал популярным. Но их «духовность» вовсе не обязательно подобна духовности истинной. Многие их них называют этим словом гедонистическое наслаждение самой низкой пробы. Голливудская поп-звезда, посещающая занятия по кабале, пытается устроиться в обоих мирах: наслаждаться всеми удовольствиями, которые предлагает этот мир, и испытывать экстаз, который может дать только духовность. Ее «кабала» – идеальный форум для контакта с Б-гом на наших условиях: никакого посвящения, никаких обязательств – только возбуждающее, дающее ощущение высокого полета души, захватывающее действо. 

Значение «Рут»

Каково внутреннее значение имени «Рут»? Раби Йоханан сказал: «Потому что она удостоилась стать прародительницей царя Давида, который «насыщал» (рава) [услаждал слух] Святого, Благословен Он, песнями и хвалой». 

Раби Дан Сегал как-то спросил: «Что особенного сделала Рут, чтобы заслужить рождение потомка, который будет способен «насытить» Всевышнего?» Он ответил, что это произошло в заслугу ее решимости прилепиться к Всевышнему, несмотря на все стоявшие у нее на пути препоны. Наоми пыталась отговорить невестку от решения сопровождать ее в Землю Израиля: у нее не было никаких перспектив выйти замуж, никаких гарантий на будущее, никакой реальной надежды. Но она осталась неколебимой, вопреки всем трудностям. Служение Всевышнему перед лицом непреодолимых трудностей – это величайшее человеческое качество, и в заслугу этого Рут стала праматерью Давида.