Выборы в Израиле: Третьи - лишние

Павел Львовский
Выпуск #4

В марте в Израиле в очередной раз состоятся выборы в кнессет. В прошлом году эта процедура происходила дважды, не прибавив системе стабильности. Почему единственная демократия на Ближнем Востоке не может сформировать правительство, как сменить антитеррористический имидж на антиклерикальный, и чем закончится - и закончится ли - многомесячная политическая драма

Нетаньяху. Другая лига. Плакат на здании штаб-квартиры Ликуда копия.jpg

Блок слева, раскол справа

Израиль определяет себя как демократическое еврейское государство. Однако свобода волеизъявления избирателей, помноженная на специфику характера политиков («два еврея - три мнения»), привела историческую родину к третьим по счету выборам за последние десять месяцев. Начнем с краткого содержания предыдущих серий.

В апреле 2019 года в Израиле состоялись досрочные выборы. На левом фланге возник блок «Кахоль-Лаван» («бело-голубые», по цветам флага). В него вошли новая партия «Хосен ле-Исраэль» («Сила Израиля»), созданная экс-начальником генштаба Бени Ганцем, партия с восьмилетним стажем «Еш Атид» («Есть будущее»), которую сформировал популярный журналист Яир Лапид, а также движение ТЕЛЕМ («Тнуа леумит мамлахтит», «Национальное государственное движение»), наспех сколоченное другим экс-начальником генштаба Моше Яалоном. Что означает это скучное название, среднестатистический избиратель не знает. Сам Яалон, человек с внешностью и харизмой бухгалтера, пустился в одиночное плавание по морю политики, разругавшись с Биньямином Нетаньяху, в правительстве которого был министром обороны.

На правом фланге произошли два события, из-за которых выборы пришлось проводить заново. Сначала в декабре от национально-религиозной партии «А-Байт а-Йегуди» («Еврейский дом») внезапно отпочковались ее лидеры Нафтали Беннет и Айелет Шакед. На пресс-конференции они намекнули, что религиозное в «Еврейском доме» часто довлеет над национальным и что надо поощрять сотрудничество между разными секторами в израильском обществе. Беннет с крошечной кипой на лысине и светская Шакед создали праволиберальную партию «А-Ямин а-Хадаш» («Новые правые»).

Пассажиры «Еврейского дома», оставшиеся без кормчих, нашли себе нового лидера - бывшего главного военного раввина Рафи Переца. Пилот вертолета по основной специальности, Перец усадил по обе стороны от штурвала Бецалеля Смотрича, лидера партии «Ткума», которая и раньше была интегрирована в «Еврейский дом», и Итамара Бен-Гвира, лидера ультраправой партии «Оцма Йегудит» («Еврейская мощь»).

Результат: новым правым не хватило тысячи с чем-то голосов, чтобы преодолеть нынешний электоральный барьер, составляющий 3,25 %, то есть четыре места из 120 имеющихся в кнессете. Перец со товарищи перелетел через барьер с немалым трудом, пять мест вместо восьми в кнессете предыдущего созыва. Правящая партия «Ликуд» получила 35 мест в парламенте вместо 30, ровно столько же взяли бело-голубые.

И тогда произошло второе событие. В Израиле мало победить, надо сформировать коалиционное правительство из 61 депутата кнессета как минимум. Со счетом 35:35 явных победителей среди двух потенциальных партий власти не было, а создать правоцентристскую коалицию Биньямину Нетаньяху и его движению «Ликуд» внезапно помешал лидер партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман.

Апрель 2019-го Либерман не прогибается перед ХАМАС и ультраортодоксами копия.jpg

От казни для террористов - к призыву для ешиботников

Теперь ненамного углубимся в историю НДИ и его главы. Партия, избирателями которой являются выходцы из СНГ, в 2013 году получила 13 мест, двумя годами позже - шесть, а в апреле 2019го - пять. Либерман, который неплохо умеет считать и, по слухам, в нерабочее время стал миллионером благодаря успешным сделкам на постсоветском пространстве, понял: надо что-то менять. Традиционный электорат - русскоязычные пенсионеры, которым НДИ периодически выбивает льготы, - постепенно уходит в мир иной. Избиратели помоложе уже не верят воинственным обещаниям Авигдора Либермана, успевшего побывать министром иностранных дел и министром обороны. Лидера исламистского движения ХАМАС он за 48 часов не ликвидировал, смертную казнь для террористов не узаконил.

В канун апрельских выборов главным лозунгом партии «Наш дом Израиль» было «Либерман не прогнется». Затем шли варианты - «перед ХАМАС», «перед Ахмедом Тиби» (членом Объединенного арабского списка и бывшим помощником Ясира Арафата) и, наконец, «перед ультраортодоксами».

С трудом оставшийся на плаву лидер НДИ ухватился за последний слоган. Он наотрез отказался войти в коалицию вместе с ультрарелигиозными партиями «Яадут а-Тора» («Еврейство Торы») и ШАС («Всемирное сефардское объединение блюстителей Торы»). Почему? А потому что они вытребывают освобождение от воинской повинности для учеников ешив, тогда как Либерман выступает за ратную службу для всех. Без НДИ правоцентристская коалиция не складывалась, против левоцентристской коалиции при поддержке арабских партий, настроенных к Израилю крайне враждебно, выступали избиратели-евреи. Создать правительство национального единства у Нетаньяху тоже не получилось, потому что «Кахоль-Лаван» отказался сотрудничать с премьер-министром, который подозревается в коррупции (см. интервью с адвокатом Ицхаком Бамом в №1 нашего журнала).

Нет коалиции - айда на очередные выборы. Беннет и Шакед так и не вернулись к Перецу в «Еврейский дом», но зато сформировали с ним так называемый технический блок: одна партия берет другую на абордаж, избиратели голосуют за объединенный список, а после победы список распадается на партийные составляющие. Вы покупали в СССР книги с нагрузкой? Тот же принцип. При этом лидером списка «Ихуд Мифлагот а-Ямин» («Объединение правых сил») было решено назначить миловидную Айелет Шакед, успевшую на посту министра юстиции инициировать проведение разного рода реформ.

Сидеть в одной лодке с Итамаром Бен-Гвиром, представляющим ультраправую «Еврейскую мощь», новые правые отказались: у 44летнего адвоката, которого в юности многократно задерживала полиция, а за пару недель до покушения на Ицхака Рабина он хвастался сорванной с его автомобиля эмблемой, имидж радикальнейшего радикала. Бен-Гвир, поклонник раввина Меира Кахане, с предвыборной дистанции не сошел, несмотря на многочисленные неудачные попытки преодолеть электоральный барьер самостоятельно.

Параллельно с этим Авигдор Либерман холил и лелеял свой новый имидж борца с религиозным диктатом. Он обрушился с критикой и на ультраортодоксов, потому что не ходят в армию, учатся в ешивах вместо того, чтобы работать, а также не облегчают процедуру перехода в иудаизм для иммигрантов-неевреев, и на религиозных сионистов, потому что раввины для них важнее армейских командиров, и потому что давным-давно дочь Либермана посещала молодежное движение «Бней Акива» вместе с мальчиками-сверстниками, а сейчас там сегрегация по половому признаку.

В сентябре израильтяне отправились на избирательные участки во второй раз. Беннет-Шакед-Перец получили семь мест, Либерман - восемь, Нетаньяху - 31, Ганц - 33. И, вы таки будете смеяться, но ни право-, ни левоцентристская коалиции так и не появились на свет. Авигдор Либерман продолжил загонять ешиботников на призывные пункты и настаивать на правительстве национального единства, Бени Ганц продолжил открещиваться от коррупционного шлейфа, тянувшегося за Нетаньяху. Повышение электорального барьера, принятое в 2015 году, к стабильности политической системы не привело, партии из трех человек сменились укрупнившимися и менее уступчивыми списками.

«Ликуд»: за рыночную экономику, против территориальных уступок арабам

Дьявол, как известно, кроется в деталях. Правоцентристская партия «Ликуд» («Объединение») зарегистрирована Центризбиркомом как «Ликуд во главе с Биньямином Нетаньяху на пост премьер-министра». Строки про партию и Ленина, близнецов-братьев, приходят на ум не случайно.

В конце декабря прошли выборы на пост главы «Ликуда», на которых Гидеон Саар, единственный конкурент действующего главы правительства, получил 27,5 %. Нетаньяху в очередной раз уверился в собственной незаменимости, а посему его нынешняя предвыборная кампания не отличается от предыдущей: 70летний политик жмет руки мировым лидерам, демонстрирует безукоризненное владение американским английским и отпускает колкости по адресу косноязычного Ганца и не имеющего аттестата зрелости Лапида, который назвал Коперника греческим философом, а Дульсинею спутал с Росинантом.

«Кахоль-Лаван»: за социальное государство и территориальные уступки

Три генерала (Ганц, Ашкенази, Яалон) и один журналист (Лапид) рассчитывают на победу. За десять лет народ подустал от Нетаньяху, а возбужденные против премьер-министра уголовные дела нанесли ему определенный имиджевый ущерб.

Одно «но»: четырехглавое руководство партийным списком - вещь опасная. Формальным лидером «Кахоль-Лаван» является Бени Ганц, но в политике он новичок, а в риторике откровенно не силен. Не проходит ни дня без мемов и видеоприколов: Ганц напряженно вглядывается в телесуфлер во время очередного выступления, Ганц не в силах произнести имя журналистки Йо-йо-йо-йо-йонит Леви, на вопрос о визите в США для обсуждения предложенной Трампом «сделки века» Ганц, подумав, отвечает: «Мы готовились, мы готовимся, мы приготовимся».

Если генералы победят, фотогеничный говорун и политик со стажем Яир Лапид рано или поздно потребует бразды правления. Если проиграют, разборки начнутся сразу после оглашения результатов выборов.

Шакед Беннет Смотрич Перец. Правые не оправдавшие надежд копия.jpg

«Ямина»: за правые, либеральные (и не очень) идеалы

Блок, который не особо креативно называется «Вправо», изначально представлял собой попытку создать более правую партию, чем «Ликуд», но менее религиозную, чем «Еврейский дом», от которого откололись экс-министр образования, действующий министр обороны Нафтали Беннет и экс-министр юстиции Айелет Шакед.

За несколько дней до регистрации списка Центризбиркомом к Беннету и Шакед примкнул «ястреб» Бецалель Смотрич, до того - один из лидеров «Еврейского дома». Энергичный 39летний министр транспорта находился в перманентно напряженных отношениях с раввином Рафи Перецем. Чаша терпения переполнилась, а электоральные прогнозы ухудшились, когда Перец внезапно подписал соглашение с Итамаром Бен-Гвиром об участии в выборах в качестве технического блока. Союз нехаризматичного и неопытного политика с несговорчивым популистом отпугнул религиозных сионистов. Смотрич решил покинуть тонущий корабль.

Трагедия и фарс часто переплетаются. В последние минуты перед завершением регистрации в Центризбиркоме Рафи Перец принял решение аннулировать договор с Бен-Гвиром и примкнуть к Беннету, Шакед и Смотричу. Раскол, произошедший в 2018м, завершился объединением, но его результат непредсказуем: Перец побывал фигурантом нескольких медиаскандалов, неодобрительно высказавшись о секс-меньшинствах, Шакед лишилась ауры железной женщины на фоне нынешнего бескомпромиссного министра юстиции Амира Оханы, Беннет не добился ничего существенного ни на одном из министерских постов.

Горовиц Перец и Леви. Левые непопулярные копия.jpg

«Авода»-«Гешер»-МЕРЕЦ: за социализм и территориальные компромиссы

В 2006 году, после окончания Второй ливанской войны, министр обороны Амир Перец - не путать с его однофамильцем Рафи - поручил особой комиссии придумать название историческому событию. После продолжительных совещаний Вторую ливанскую войну было решено именовать… Второй ливанской войной. Неудивительно, что блок партий «Авода» с Перецем во главе, «Гешер» с Орли Леви и МЕРЕЦ с Ницаном Горовицем не обзавелся более оригинальным титулом.

Все три составляющие - в известной степени партии-неудачницы. «Авода» («Партия труда», правопреемница многолетней партии власти МАПАЙ) стала скукоживаться после появления в кнессете ее левоцентристских конкурентов, от «Кадима» Ариэля Шарона до «Еш Атид» Яира Лапида. Блок «Кахоль-Лаван» не оставил ей шансов, а личность Амира Переца, авторитарного усача с восточным прононсом в иврите и нулевым английским, отпугнула избирателей европейского происхождения.

Движение «Гешер» («Мост») создала Орли Леви, дочь известного политика Давида Леви и успешная в прошлом манекенщица. Точнее, сначала Леви побывала в списке «Наш дом Израиль», рассорилась с Авигдором Либерманом и проиграла апрельские выборы. Помните ТЕЛЕМ и Моше Яалона? Такой же политический балласт, вид сбоку.

Партия МЕРЕЦ, под брендом которой в начале 90х объединились три левых партии, тоже теряет избирателей: ура-прогрессивные жители Тель-Авива в последнее время считают хорошим тоном голосовать за Объединенный арабский список. Возможно, нынешний союз и таланты тележурналиста Ницана Горовица поправят положение.

«Оцма Йегудит»: за тысячу убитых террористов

Вы не ослышались - именно так в ходе предыдущих выборов звучал лозунг ультраправой и постоянно проигрывающей выборы партии, которую возглавляет кинутый Рафи Перецем Итамар Бен-Гвир. Формальная платформа «Еврейской мощи» не столь важна, за Бен-Гвиром стоят десятки тысяч избирателей, которые уверены: если громкоголосый адвокат попадет в кнессет, он всем покажет, где раки зимуют. Сам Бен-Гвир утверждает то же самое.

Шансы у партии, с учетом электорального барьера, нулевые, в списке вслед за Бен-Гвиром находятся случайные и малоизвестные люди. Однако именно тех самых отправившихся в помойку 70.000-80.000 голосов может не хватить другим правоориентированным спискам.

«Наш дом Израиль»: за репатриантов, против ультраортодоксов

Еще до начала избирательной кампании партия НДИ поставила своеобразный рекорд: Авигдора Либермана, уроженца Кишинёва с родным идишем, религиозными женой и детьми, обвинили в антисемитизме. Причиной тому стали ролики при участии депутата кнессета от НДИ Алекса Кушнира. С интонацией, скажем так, гопнической Кушнир жаловался на миллион ультраортодоксов, которые-де нигде не работают, не ходят в армию и всех учат жить. Затем он переключился на постменструальные «проверки семейной чистоты», которые проводятся для целевой аудитории в больничных кассах религиозных районов: из-за них якобы больным уделяется недостаточно времени.

Эскападам Кушнира предшествовали заявления самого Либермана о том, что в Израиле есть аж 20 000 инспекторов кашрута на госзарплате (на самом деле их 3 900, подавляющее большинство работает в частном секторе), и что Главный раввинат должен прекратить ДНК-проверки на еврейство (Верховный суд отклонил иск лидера НДИ, указав, что такие проверки проводятся не чаще 16 раз в год и что 97 % кандидатов подтверждают принадлежность к еврейскому народу безо всякой генетики).

Антиклерикальная риторика может позволить Авигдору Либерману усилить представительство НДИ в кнессете, но ненадолго. Имидж воинствующего безбожника вряд ли будет долговечнее изрядно потускневшего имиджа борца с террором.

Объединенный арабский список: против еврейского государства

Структура, объединившая коммунистов и исламистов, появилась на свет в 2015 году в пику Авигдору Либерману, который выступал за повышение электорального барьера именно для того, чтобы одна или несколько имевшихся арабских партий его не преодолели.

Партия «Балад» («Национально-демократический союз»), лидер которой Азми Бшара был обвинен в шпионаже в пользу Хезбаллы и бежал в Катар, выступает за отмену еврейского характера Израиля. «Тааль» («Арабское движение за обновление») призывает Израиль отступить к границам 1967 года. «Хадаш» («Демократический фронт за мир и равенство») проповедует марксизм и поддерживает право арабов, бежавших во время Войны за независимость, на возвращение. РААМ («Общий арабский список») представляет южную ветвь Исламского движения, националистической структуры, которая возникла во время арабского восстания 1936 года.

У Объединенного арабского списка есть и кандидат-еврей. Доктор политических наук Офер Касиф успел назвать Айелет Шакед «неонацистской сволочью», сообщить студентам, что между Израилем и гитлеровской Германией нет никакой разницы, и похвастаться, что до сих пор верит в коммунистические идеалы.

Контингент избирателей Объединенного арабского списка постоянный, плюс-минус 13 мест антисионистам гарантировано. Являясь третьей по размеру партией в кнессете, Объединенный арабский список намекал, что окажет поддержку Бени Ганцу.

Моше Гафни (Евреиство Торы) и Арье Дери (ШАС). Общие идеалы разные партии копия.jpg

Ультраортодоксальные партии: за льготы для целевой аудитории

Ашкеназское «Еврейство Торы» и сефардский ШАС («Всемирное сефардское объединение блюстителей Торы, движение учителя раввина Овадьи Йосефа, да будет благословенна память праведника») похожи целями и средствами. Первым нужны бюджетные ассигнования на многодетные семьи и ешивы, а также освобождение от службы в армии для ешиботников. Вторым нужно то, что первым, плюс льготы для социально слабых слоев населения, среди которых превалируют евреи восточного происхождения. У первых на плакатах живой духовный лидер раввин Хаим Каневский, у вторых - покойный духовный лидер раввин Овадья Йосеф.

Почему первые (семь мест на прошлых выборах) не сформируют блок со вторыми (девять мест), получив гораздо более эффективные рычаги воздействия на партию власти? В Торе сказано: «Израиль расположился станом напротив горы». Комментаторы поясняют, что Синайское откровение было единственным в истории моментом, когда евреи нашли в себе силы объединиться.

Лариса Амир и сопартиицы. Непроходные но несгибаемые копия.jpg

Непроходные: за всё хорошее и минуту славы

Регистрация партии - дело недешевое. Чтобы принять участие в выборах, политическое движение должно вытащить из кошелька около 80 000 шекелей (20 000 долларов). В предшествующую интернету эпоху такая инвестиция была мало-мальски оправданной: высокий рейтинг транслировавшихся по ТВ предвыборных роликов можно было попытаться конвертировать в коммерческий успех, «О, это же парень из телевизора, давай купим у него семечек».

Казалось бы, Всемирная сеть позволяет засветиться не имеющим никаких шансов одиночкам за куда меньшие деньги. Проплати Сундару Пичаю или Марку Цукербергу, вот и все дела. Тем не менее и на этих выборах в предвыборную гонку включились заведомо непроходные списки. Будь то «Партия библейского блока», «Зеленая экономика» или «Голос женщин». Впрочем, до оставшихся в прошлом партии брацлавских хасидов и партии многочисленных жен сектанта Даниэля Амбаша, этим движениям далеко.

Некоторый интерес СМИ и избирателей привлекла разве что партия «Справедливый суд», которую основала Лариса Трембовлер, жена Игаля Амира, приговоренного к пожизненному заключению за убийство премьер-министра Ицхака Рабина. Лариса-Ренана Трембовлер-Амир выступает за освобождение мужа (логично) и реформу судебной системы. В партийном списке — раввин общины выходцев из Грузии, журналистка бесплатной газеты на русском языке и мать Игаля Амира. Судя по ФБ-группе активистов, устремления «Справедливого суда» укладываются во фразу из анекдота: «Не догоню, так согреюсь». Мы, дескать, партия протеста, в кнессет не попадем, но зато на количество проголосовавших непременно и обязательно обратит внимание Система. И заколдобится. jm