Еврейство в пути: включаем правый поворот

«Все евреи — левые», — говорил персонаж «Двенадцати стульев». Нерелигиозные американские собратья долгие годы демонстрировали приверженность Демократической партии. Даже когда ее лидеры и ключевые фигуры выражали недружелюбность по отношению к Израилю. Свойство маятника — качаться, и сейчас в среде евреев США зарождается неоконсервативное движение. 

Эволюция израильских левых

Примерно до конца девяностых годов большинство евреев США придерживались левых убеждений. Этим они мало отличались от интеллектуальной элиты Израиля. Однако последствия так называемого «мирного процесса» в Израиле буквально взорвали умственные построения левых либералов. Кроме того, как показала история ХХ века, социально-экономические воззрения левых социалистов не выдержали проверки временем. Ни один левосоциалистический или коммунистический эксперимент не сумел создать жизнеспособной экономики. Самый яркий тому пример — крах «государства развитого социализма» и последовавший за ним развал СССР. Другой, менее очевидный пример — крах социализма в Израиле. Кибуцное движение, в свое время накормившее страну, зашло в тупик, согнувшись под тяжестью долгов государству. Пока социалисты находились у власти, они еще кое-как покрывали задолженность кибуцев из кармана налогоплательщиков, но затем неэффективную экономику израильских колхозов пришлось переводить на капиталистические рельсы. Всё это проходило на фоне кризиса «интернационализма», о котором так мечтали социалисты.

После событий конца девяностых — начала нулевых годов израильские левые интеллектуалы были вынуждены изменить свою позицию. Это происходило в условиях постоянной угрозы со стороны Ирана, ХАМАС, «Хезболлы» и их европейских пособников. К тому же Израиль превратился в «нацию стартапов». Экономика, основанная на высоких технологиях и деловой инициативе, не терпит социалистических методов управления. В результате новые левые движения ратуют за экономику свободного рынка при сохранении политической левизны.

Консерватор еврейской национальности

Большинство американских евреев по-прежнему придерживаются леволиберальных взглядов, но влияние этого большинства постепенно ослабевает. Стало очевидно, что те, кому действительно дорого их еврейство, разделяют консервативные или правые убеждения. Зачастую это глубоко религиозные люди. Они являются истинными друзьями Израиля и поддерживают его борьбу против террора.

Такая перемена в расстановке сил неизбежно приведет к изменениям в американо-еврейской политике по отношению к Израилю. Важно понять, какие перемены грядут внутри еврейского общества в США и во что на самом деле верят американские евреи консервативного толка (не путать с участниками движения консервативного иудаизма).

Такие термины, как «консервативный», «либеральный», «прогрессивный», а также «левый» и «правый», понятны лишь на первый взгляд. На самом деле они скорее затемняют, чем проясняют понимание. Слово «левый» означает в Израиле не то же самое, что в Европе или Америке. У терминов «прогрессивный» и «консервативный» сегодня иное смысловое наполнение по сравнению с эпохой Адама Смита.

Невидимая рука рынка

В этой статье под словом «консерватизм» мы будем понимать стремление сохранить политические взгляды, сложившиеся в США после Второй мировой войны, будь то традиционные взгляды англосаксов или евреев. Для американского консерватизма характерна вера в необходимость политических свобод и ограничения вмешательства государства в экономику и общественную жизнь. Для консерваторов также характерна вера в то, что «рынок всё отрегулирует», — в способность свободного рынка создать условия для творческой деятельности широких масс населения. Именно свободное предпринимательство, по мнению консерваторов, способно решить проблему бедности. Консерваторы верят в необходимость традиционных институтов семьи и религиозной общины. Консерваторы обычно считают, что у национальных государств должна быть военная сила, способная защитить их от внешнего мира. Консерваторы-традиционалисты не полагаются на утопические фантазии о всеобщей братской любви и интернационализме.

Израиль через лупу

Современные либералы и прогрессисты совершенно иначе понимают сущность свободного общества. Они ратуют за вмешательство государства в экономику с целью создать более благоприятные условия для бедных слоев населения. Они смело меняют традиционные представления о взаимоотношениях полов, семье и религии. Они считают, что на политической арене наибольшее влияние должны оказывать не национальные государства, но международные организации. Они весьма скептически относятся к позиции США как «всемирного полицейского». Новые прогрессисты развили своего рода пунктик в отношении Израиля — они рассматривают его промахи сквозь увеличительное стекло и игнорируют достижения.

Ввиду такого отношения либералов к Израилю возникает вопрос: почему большинство американских евреев до сих пор относили себя к либералам? В этом нет ничего удивительного, если мы рассмотрим историю еврейских иммигрантов в США, начиная с конца XIX века. Для них либерализм являлся гарантией безопасности. Только либеральная Америка могла защитить их от антисемитизма. Кроме того, американские либералы боролись за права бедняков, а большинство переселенцев из Европы относились к беднейшим слоям населения. Либералы боролись против мракобесия, отсталости и предрассудков, мешавших евреям продвигаться вверх по социальной лестнице. Тогдашнее либеральное понимание демократии открыло перед национальными меньшинствами, в том числе евреями, дорогу в новую жизнь.

Ассимилированные прогрессивисты

Успехи не заставили себя ждать. Американские евреи отметились в экономике и политике, литературе и кино, науке и образовании. К концу ХХ века они стали не просто истинными американцами, но даже более американцами, чем сами американцы. Этот процесс сопровождался ассимиляцией. К 2005 году доля вступивших в смешанные браки достигла
58% от общего числа евреев, вступивших в брак. Евреи США всё меньше и меньше отличались от остального населения языком, культурой и религией. Исключение составляли лишь так называемые ультраортодоксы.

Пока евреи, защищенные стенами либерализма, активно осваивали новую культуру и вливались в американское общество, сам либерализм претерпел значительные изменения. Он пересмотрел свои взгляды на традиционные религии, стал выступать за свободу сексуальных меньшинств, реформировал семью, начал отрицать главенствующую роль США в международной политике. Он стал рассматривать Израиль как агрессора, угрожающего арабским странам.

Ассимилированные евреи США всё меньше и меньше ощущали себя евреями и были в полной мере открыты восприятию идеологии нового либерализма. Если в начале ХХ века евреи голосовали за либералов, будучи уверены, что те защитят еврейские интересы, то сегодня еврей, голосующий за либеральные партии, — прежде всего либерал. Его еврейство играет для него второстепенную роль или вовсе ничего не значит. И для политических сил США он в первую очередь либерал, а уж потом еврей.

Яркий пример тому — речь Барака Обамы, произнесенная во время Месяца еврейского наследия в 2015 году, в бытность Обамы президентом США. В этой речи он восхвалял еврейских лидеров Америки за выдающийся вклад в дело победы прогрессивных сил в этой стране. По его словам, евреи внесли свой вклад как в борьбу за равенство женщин, так и за права ЛГБТ-сообщества, не говоря уже о правах трудящихся. Обама подчеркнул, что народ, который «был рабом у фараона в Египте», принял на себя обязательство бороться против рабства.

Вероятно, в словах Обамы о приверженности евреев идее свободы было много правды. Однако в качестве примера он привел поддержку американскими евреями ядерной сделки с Ираном и территориальных уступок палестинцам, которые якобы отвечают «истинным интересам Израиля». Обама намекнул, что отступление от либеральной идеологии означает для евреев потерю их главенствующего положения в рядах прогрессивной общественности США.

Неоконы в ермолках

Но не все евреи Америки приветствовали речь Обамы бурными аплодисментами. Хотя либералы всё еще составляют большинство, они — не всё американское еврейство. По сравнению с 2008 годом число евреев, голосовавших против Обамы, возросло с 20 % до 30 %. Примерно 24 % американских евреев голосовали за Дональда Трампа. Это значительное меньшинство, и, похоже, число противников «нового либерализма» постоянно растет. Это касается как американцев вообще, так и американских евреев.

Пока Обама находился у власти, консервативно настроенные евреи переживали беспокойные времена. Они видели, что устранение США из ближневосточной политики, ядерная сделка с Ираном и делигитимация Израиля в ООН вредят положению еврейского государства. Они боялись, что распространение однополых браков приведет к тому, что они будут насильно внедряться в практику ортодоксальных и консервативных конгрегаций под угрозой поставить эти общины вне закона. Они опасались, что вмешательство государства в экономику приведет к снижению уровня жизни широких слоев населения. Тем не менее консерватизм американских евреев не вылился в отдельное движение со своей идеологией и организационным потенциалом.

Кто они, новые еврейские консерваторы? Почему мы так уверены, что в ближайшие годы их число возрастет?

Первое, что бросается в глаза: среди новых консервативных евреев много религиозных — как ультраортодоксов, так и современных ортодоксов, придерживающихся правых политических убеждений. Все они уверены, что пересмотр традиционных форм жизни — это угроза миру Торы. Ортодоксы разного толка составляют сегодня 10 % взрослого еврейского населения США, но среди молодежи процент выше. Около 27 % сегодняшней еврейской молодежи США выросли в религиозных семьях. По данным статистики за 2013 год, среди выходцев из религиозных семей практически не бывает смешанных браков, в то время как их доля среди всех браков евреев США — 72 %. В религиозной еврейской семье в среднем 4,1 ребенка, в нерелигиозных семьях — 1,7. Религиозные евреи успешно передают своим детям еврейские ценности и идентичность, в то время как в нерелигиозных семьях еврейская самоидентификация постепенно утрачивается. Всё это приводит к тому, что число ортодоксальных евреев в Америке неуклонно растет, а остальные постепенно ассимилируются.

Опросы общественного мнения показывают, что 57 % ортодоксальных евреев США поддерживают республиканскую партию, за которую голосуют консервативные американцы. Среди неортодоксальных евреев за республиканцев голосуют лишь 18 %. Чем выше будет доля ортодоксов в еврейской общине США, тем большее число евреев отдадут свой голос республиканцам. В политическом отношении ортодоксальные евреи больше похожи на белых христиан-евангелистов, чем на своих реформистских собратьев. Евреи, для которых важно их еврейство, всё активнее вливаются в ряды избирателей-консерваторов.

К ортодоксальным евреям примыкает небольшая группа избирателей, также поддерживающая республиканцев. Это евреи — выходцы из стран бывшего СССР, и их дети, рожденные в США. Сегодня эта группа насчитывает 750 000 человек. Они резко возражают против социалистических методов управления, в частности, вмешательства государства в дела экономики и общества. Российские евреи в США выступают за свободный рынок и горячо поддерживают государство Израиль. Согласно Самуэлю Клигеру, главе «русской» фракции в Американском еврейском конгрессе США, первичное исследование показывает, что 70 % русскоязычных евреев проголосовали в 2016 году за Дональда Трампа.

Всё больше и больше американских евреев, как религиозных, так и светских, убеждаются в том, что Демократическая партия враждебна по отношению к Израилю. Они также считают, что военное и политическое присутствие США на ближневосточной арене необходимо для сохранения стабильности в этом регионе. Эти евреи считают себя конкурентоспособными и успешными. Они не хотят, чтобы государство ставило преграды на их пути. Они возражают против повышения налогов ради поддержания «государства соцобеспечения», столь любезного сердцам прогрессистов. Консерваторы уважают приверженность еврейской традиции, сплоченность общины и считают, что общество, построенное на законах морали, невозможно без религии. Именно эти ценности всегда были характерны для иудаизма.

Подводя итоги, можно сказать, что «еврейский электорат» (избиратели, для которых важны еврейские ценности) и «сионистский электорат» (те, кто ставит своей задачей защиту Израиля) состоят из самых разных групп населения. Выходцы из бывшего СССР и ультраортодоксы не похожи друг на друга образом жизни и культурой. Их объединяет только политический консерватизм. И те и другие опасаются радикализма и либерализма в США. Не настало ли время, чтобы религиозные правые, консерваторы-сионисты и сторонники свободного рынка объединились в еврейскую коалицию?

Государство и религия: от любви до скандала

Если новые еврейские консерваторы действительно захотят создать общее политическое движение, им придется учиться на исторических примерах, в первую очередьна примере истории консерваторов США после Второй мировой войны. Им придется сформулировать свои ценности и порядок приоритетов: неприятие этатизма и коммунизма, уважение к религиозным традициям, признание ведущей роли Америки в международной политике.

Новое консервативное еврейское движение сплотится вокруг позитивных ценностей: охрана традиции от радикальной левизны, защита прав тех родителей, которые выбрали для своих детей религиозное образование (религиозные школы должны получать свою долю государственного бюджета, как и все прочие). На повестке дня нового консервативного движения будут также стоять защита традиционной семьи от атак извне, поддержка Израиля и борьба с новейшим антисемитизмом. Новые еврейские консерваторы обогатят американскую политическую мысль плодами еврейской философии и будут тем самым способствовать продолжению традиции общеамериканского консерватизма. Нам представляется, что формирование новой консервативной идеологии в США — это первостепенная задача консервативных политических сил внутри еврейской общины Америки.

Уповая на судей

В области отношений между государством и религией Израиль не похож на США. Израиль — это еврейское государство. Главный раввинат является здесь одним из государственных учреждений, и в его ведении официально находятся вопросы личного статуса граждан: браки и разводы, дела о наследстве и переход в иудаизм (гиюр). Можно рассуждать о сфере полномочий Главного раввината и спорить о том, не является ли его влияние чрезмерным. Однако широкие слои израильского общества поддерживают идею еврейского характера государства Израиль. Они считают необходимым сохранять еврейский календарь наряду с гражданским и субботу в качестве выходного дня. Традиционно настроенные израильтяне полагают, что государство должно учитывать элементы Алахи в законодательстве, не позволять официальным лицам летать за границу по субботам и сохранять кашрут в буфетах и столовых государственных учреждений.

Иная ситуация сложилась в Америке.

США — это колоссальный исторический эксперимент по совместному выживанию разных народов и культур. Этот эксперимент стал возможным благодаря сосуществованию не индивидуумов, но религиозных общин, начиная с пуритан, основавших современную Америку. Эту мысль подчеркнул первый президент Америки Джордж Вашингтон в своей знаменитой прощальной речи в 1796 году: «Из всех течений и направлений, приводящих к успеху государства, религия и мораль являются неизменными устоями общества».

Гражданское общество в США позволяло религиозным общинам свободно развиваться. При этом гражданство США не ставилось в зависимость от принадлежности к той или иной религии, и ни одна религиозная община не считалась главенствующей. Свобода религиозных культов, религиозного самовыражения и служения — основополагающие ценности американской демократии. В то же время гражданам США гарантирована свобода совести. Ни одно религиозное учреждение не может стать частью государственной системы за счет неверующих налогоплательщиков. Официальные государственные должности могут занимать граждане любого вероисповедания — христиане, иудеи, мусульмане, мормоны и т. д. Такой порядок вещей не могли не оценить американские евреи.

Уже в момент основания государства евреи США получили право создавать свои религиозные общины — «сидеть каждый под своей виноградной лозой и своей смоковницей», как выразился Джордж Вашингтон, цитируя Писание. Евреям были дарованы широкие права и обязанности граждан новой страны.

Конечно, полная идиллия невозможна. Генерал Грант изгнал евреев из обжитых мест на юге страны во время гражданской войны. Но это была кратковременная мера, осужденная и почти сразу отмененная президентом Авраамом Линкольном. Власти США никогда не требовали от евреев отказаться от их религии, и евреям не нужна была ассимиляция для полноправного участия в общественной жизни Америки.

В наши дни евреи подвергаются нападкам ксенофобов чаще, чем представители других религиозных групп. В то же время это самое популярное в США религиозное меньшинство. Евреев уважают куда больше, чем католиков, буддистов или мусульман. Опрос общественного мнения, проведенный в 2017 году, показывает, что евреев по-прежнему ценят за деловую инициативу и успех. При этом большинство христиан-протестантов ценит евреев как потомков древнего избранного народа, получившего Тору на горе Синай. Евреи, которые продолжают оставаться таковыми, заслуживают, по мнению христиан, уважения и даже трепетного к себе отношения.

Однако ассимилированные евреи, избравшие путь либерализма, неверно понимают суть отношений между государством и религией в США. У них развился иррациональный страх перед христианским большинством, которое будто бы хочет навязать евреям свои ценности. Они выступают за отмену религиозной символики в жизни общества. Левые прогрессисты развернули настоящий крестовый поход против религии, во главе которого, разумеется, стоят либерально настроенные евреи. В последнее время они начали атаковать представление о свободе вероисповедания как таковое. Они требуют от традиционных общин, чтобы те восприняли новую либеральную мораль: разрешили однополые браки, свободное гендерное самоопределение и право на аборт. В случае отказа либералы угрожают традиционным общинам культурной изоляцией и даже юридическими преследованиями.

Спасти традицию

До сих пор американцам удавалось защищать свободу религии. Либералы, однако же, потребовали более широкую свободу от религии — право человека выбирать, к какому полу он относится, вступать в однополые браки, делать аборты. В отношении однополых браков и абортов либералы одержали победу если не на законодательном, то на судебном уровне. До начала 90х годов либералы уважали свободу вероисповедания и отправления религиозных заповедей, однако затем понадобился специальный закон, ограничивающий право судебных инстанций принимать решения, которые мешают соблюдению норм религии. Этот закон был почти единогласно принят конгрессом еще в 1993 году. Сегодня, однако, либералы находят его архаичным и называют «прикрытием дискриминации, сексизма, гомофобии, исламофобии и главенствующей роли христианства» (цитата из статьи главы американского Совета по правам человека Мартина Кастро, 2016 г.). Цель «крестового похода либералов» — заставить священников и раввинов регистрировать однополые браки под угрозой лишения лицензии на регистрацию браков, закрытие религиозных школ и университетов, запрет на распространение традиционных ценностей под предлогом оскорбления чувств секс-меньшинств. Этого можно добиться при помощи системы судебного активизма, хорошо знакомой израильтянам. Суды выступают в роли окончательной инстанции, определяющей законность повседневной практики той или иной религиозной общины. Это касается образа жизни религиозных евреев, в частности, права на кошерную шхиту (убой скота согласно нормам религии). В ряде городов США уже готовится муниципальный запрет на шхиту. Прецедент налицо: шхита запрещена в некоторых странах Европы.

Ряд судебных решений, принятых в последнее время, заставил традиционных евреев задуматься. Мэрия Нью-Йорка подала в суд на хозяев еврейских магазинов за введение дресс-кода для покупателей. Мэрия попыталась отменить часы раздельного плавания для женщин в бассейне, который находится в Бруклине — районе, где много ортодоксальных евреев. Государственная служащая, взявшая отпуск в Песах (как и во все предыдущие годы), неожиданно подверглась судебным преследованиям. Если она проиграет дело, возникнет опасный прецедент: ни одному государственному служащему не будет гарантирована свобода исполнения религиозных заповедей.

Яркий пример ограничения свободы религии — дело заключенного Бен-Леви. Бен-Леви потребовал от тюремных властей, чтобы ему было предоставлено время на изучение Торы. Тюремные власти отказали на том основании, что изучение Торы, согласно Алахе, якобы должно производиться лишь под руководством раввина или в миньяне. До сих пор способ соблюдения той или иной заповеди определялся самим верующим, а не официальными властями. Дело Бен-Леви дошло до Верховного суда США, но тот отказал заключенному в рассмотрении жалобы. Таким образом, право гражданина на религиозное самовыражение было передано в руки властей, вопреки закону США.

Евреи не являются главной мишенью «крестового похода либералов» против религии. Главный враг либералов — религиозное большинство Америки, то есть христиане. Однако не следует сбрасывать со счетов еврейский голос в борьбе за права традиции в США. Еврейский голос может быть услышан и будет услышан — это голос маленького народа, который веками боролся за религиозное и физическое выживание в странах, где евреи считались сначала врагами Христа, а затем мракобесами.

После победы республиканцев в 2016 году традиционные граждане США — как евреи, так и христиане — вздохнули с облегчением. Они надеялись, что среди судей теперь появятся и традиционалисты. Их надежды отчасти оправдались с назначением Нила Горсача членом Верховного суда. Однако в более низких судебных инстанциях не наблюдается перемен. Судебный активизм по-прежнему используется против религии. Антирелигиозные настроения царят в учреждениях образования и культуры многих штатов — музеях, школах, университетах, средствах массовой информации.

Спор о месте и роли религии в жизни общества вступил в свою решающую фазу. Именно сейчас должен быть услышан голос еврейства — «и провозгласите свободу земле и всем жителям ее», — как сказано в книге Вайикра и как начертано на Колоколе американской свободы в штате Филадельфия. jm

По материалам журнала «Ха-Шилоах»