Двадцать лет проекту «Таглит»: не сбавляем обороты

Цвика Кляйн
Выпуск #7

Проект, который сблизил Израиль и молодых евреев со всего мира

Критики говорили, что это деньги на ветер и молодежь не заинтересуется. Они утверждали, что такие поездки не будут иметь долгосрочного воздействия. Но, несмотря ни на что, один настойчивый политик левых взглядов, группа филантропов, один неприглядный верблюд и узник Сиона, который понял, что алия (репатриация) – не единственная важная вещь, достигли невозможного. На сегодняшний день благодаря проекту «Таглит» Израиль посетило 750 тысяч человек. Спустя двадцать лет после того, как первый автобус «Таглита» отправился в путь, мы поговорили с основателями проекта и расспросили их, почему оплата билета на самолет и проживание в гостинице молодым людям имеет важное значение и как «Таглит» спасет Израиль.

Участник «Таглита» в Тель-Авиве

«Однажды я шел по улице Нью-Йорка и почувствовал запах горелого. Я оглянулся, но пламени нигде видно не было. Потом я посмотрел вниз и понял: мои туфли. Я не носил эту обувь с тех пор, как отправился в Израиль с «Таглит». Они пропитались запахом костра. Прошел год, и я все еще думаю об Израиле. Я скучаю по стране, еврейским друзьям, которых я там встретил, и той особой связи, которая сложилась у меня с моим народом».

Это краткая записка участника проекта «Таглит», участника одной из групп, которую я возглавлял в начале 2000-х годов. Тогда я работал в туристической компании. Когда мой начальник попросил меня быть гидом группы молодых евреев, которые приедут на 10 дней в Израиль («только не стоит зазнаваться из-за «Таглит», – сказал он), я сразу принял предложение. Видите ли, вести группы «Таглит» считается престижным среди гидов. Мне, израильтянину, работа с «Таглит» позволила увидеть разные лица еврейского народа. Я познакомился с евреями-реформистами, консервативными евреями, евреями из бывшего Советского Союза, которые иммигрировали в США, и потомками «йордим» [негативное прилагательное, используемое израильтянами для описания уроженцев Израиля, покинувших Израиль для жизни в другой стране]. Да, участие в поездке «Таглит» в Израиле стало синонимом важного опыта не только для евреев диаспоры, но и для меня. Позже, как журналист, я продолжил освещать программы «Таглит», участвовал в мероприятиях. Время от времени я общаюсь с группами, которые прибывают в Израиль.

Израильтяне привыкли видеть на дорогах автобусы с лого «Таглит» или сталкиваться с группами энергичных молодых людей, которые толпятся около основных туристических и исторических объектов Израиля. В популярном сатирическом шоу «Эрец Неэдерет» (на иврите «Удивительная страна») даже появилась серия юмористических сценок о молодых энтузиастах, чей английский язык усеян еврейскими словами. Что местным жителям было не совсем понятно, так это кто пытается привезти эти туристические группы в Израиль. Некоторые вслух задаются вопросом, оправдывает ли интересная экскурсия по Израилю крупные суммы выделяемых средств и огромную логистическую инфраструктуру, которая ее поддерживает. Кроме того, что это все дает Израилю, его гражданам и самим участникам программы? Какое влияние оказывает эта поездка на людей, которые делают первые шаги во взрослой жизни?

На 20-ю годовщину «Таглит» мы созвали некоторых основателей проекта, ставшего одним из крупнейших и наиболее успешных еврейских проектов нашего поколения. COVID-19 и географические ограничения не позволили нам собрать всех за одним столом, поэтому мы подключились к видеоконференции в Zoom. Участие приняли соучредитель и председатель «Таглит», меценат Чарльз Бронфман из своего дома во Флориде, меценат Марлен Пост из Нью-Йорка и бывшие министры доктор Йосси Бейлин и Натан Щаранский из Израиля. Позже к нам присоединились генеральный директор «Таглит» Гиди Марк и бизнесмен Меир Шамир, который стал крупнейшим израильским спонсором организации и является председателем Комитета по планированию «Таглит».

Я попытался мысленно вернуть их туда, где все началось, к моменту, когда появилась идея. Я узнал, что все началось с фотографии одного верблюда: «В начале девяностых на первой странице «Atlanta Herald» была напечатана фотография, посвященная Дню независимости Израиля: председатель Еврейских Федераций Северной Америки на верблюде. Я был недоволен, так как этот снимок представлял Израиль страной верблюдов», – вспоминает Йосси Бейлин, все еще недовольный, как будто это было вчера. «Я спросил себя: сколько израильтян вообще когда-либо видели верблюдов? Я разговаривал с руководителями еврейских организаций в США и сказал им: «Вы собираете столько денег, отправляете нам сотни миллионов долларов, чтобы как-то помочь. Стоп. Израиль – богатая страна. Если вы хотите сделать что-то полезное с вашими деньгами, инвестируйте их в следующее поколение. Сделайте так, чтобы ваши дети оставались евреями».

«В декабре 1993 года я участвовал в ежегодном Конгрессе МЖСО (Международной женской сионистской организации), в котором участвовали в основном женщины-активистки из Латинской Америки. Все они очень гордились средствами, которые помогли собрать для Израиля: для детских садов и различных благотворительных проектов. Я посмотрел им в глаза и сказал: «ВВП Израиля выше, чем в странах, где вы родились. Как социалист, я считаю, что страна должна самостоятельно решать свои социальные проблемы. Не давайте нам денег. Инвестируйте свое богатство в развитие еврейской преемственности в ваших общинах».

Бейлин вспоминает отчет 1990 года Исследовательского центра Пью, в котором было подсчитано, что из всех новобрачных евреев США в тот год 52 процента вступили в брак с неевреем. «Я был в шоке от этой цифры. Я не мог поверить, что это правда. Затем я узнал, что только 15% американских евреев посещают Израиль в какой-то момент своей жизни».

Поэтому Йосси Бейлин решил подготовить план действий: позволить каждому молодому еврею из любой страны мира, которому исполняется 18 лет, принять участие в программе, включающей поездку в Израиль. «Я использовал свою позицию заместителя министра иностранных дел Израиля. Я набрался «хуцпы» (решительности), которую выработал во время переговоров в Осло и подписания соглашения о дипломатических отношениях между Израилем и Ватиканом. Затем я посетил своих американских друзей и глав Еврейских федераций и представил им свою идею. Некоторые говорили, что идея хороша, другие яростно возражали. Они объясняли, что у них уже есть свои собственные программы по организации поездок для молодых евреев в Израиль, в основном перед их бар-мицва, бат-мицва или в старших классах. Но проблема заключалась в том, что дети не хотели участвовать в таких программах».

Йосси Бейлин

Иерусалим вместо Парижа

В какой-то момент Бейлин решил обойти так называемый еврейско-американский истеблишмент и обратился к Чарльзу Бронфману с просьбой помочь с организацией и финансированием нового амбициозного предприятия. «В 90-е годы Бейлин несколько раз говорил со мной о том, как привезти молодых евреев в Израиль», – вспоминает Бронфман. «Когда я спросил его, откуда взять на это деньги, он ответил: «Еврейское агентство». Я сказал ему: «Мы с вами знаем, что этого никогда не будет в силу политики и истории Еврейского агентства». Бейлин признал, что, если Еврейское агентство не согласится поддержать эту идею, он понятия не имеет, откуда взять деньги». Как позже сказал мне Бронфман, у Еврейского агентства есть свои методы работы, и оно никогда не согласится сотрудничать с инициативами иного формата, особенно если контроль остается за кем-то другим.

«У меня сложилось впечатление, что Бронфману понравилась идея, но его беспокоил вопрос покрытия расходов молодых людей», – говорит Бейлин. «Бронфман думал, что люди не оценят то, за что им не нужно платить». Бейлин также обратился к филантропу Майклу Стейнхардту, которому понравилась идея, и он даже пожертвовал 15 000 долларов на предварительные исследования, однако большим энтузиазмом не воспылал.

Несколько недель спустя во время мероприятия в Израильском музее у Бронфмана и Стейнхардта состоялся диалог. «Это было словно сцена из фильма: мы стояли там, с видом на Долину Креста, когда Майкл спросил меня, что я думаю об идее Бейлина», – рассказывает Бронфман. «Я сказал, что это идея хороша, но она может обанкротить еврейский народ. Тем не менее, мы начали обсуждать проект. Мы вели жесткие переговоры в течение всего года. К счастью, Шимшон Шошани [тогдашний генеральный директор Министерства образования Израиля, а затем генеральный директор Еврейского агентства и «Таглит»] понял, что это самая важная образовательная программа, о которой он слышал. К следующему лету мы были готовы идти дальше».

Во время переговоров о создании «Таглит» Бронфман настаивал на одном: «Я хотел, чтобы молодые израильтяне тоже были в автобусе. Я назвал это «встреча», на иврите «мифгаш». Я считал, что молодые евреи из разных стран и Израиля должны знакомиться друг с другом».

«Идея состояла в том, чтобы сделать Израиль местом встречи», – говорит Бейлин. «Во многих отношениях автобус «Таглит» гораздо важнее посещения Масады или любого другого места. Все происходит в автобусе».

Пока Бронфман встречался с различными деятелями еврейского мира, Бейлин работал над продвижением идеи в Израиле, но столкнулся с резкой критикой. «Еврейское агентство возражало. На обсуждении в Комиссии кнессета по вопросам алии и абсорбции меня осудили за то, что я предложил провести бесплатную экскурсию для избалованных американских детей. Член кнессета Наоми Блюменталь из партии Ликуд спросила меня: «Как насчет того, чтобы раздать денег беднякам Сдерота? (город развития на южной периферии Израиля)». Я сказал ей: «Поверьте мне, эти деньги никогда не дойдут до бедняков Сдерота. Если еврейская преемственность важна для нас, мы должны ее продвигать. Я хочу, чтобы эти богатые дети решили поехать в Израиль, а не в Париж».

Идея Бейлина не была радушно принята даже в его собственной политической партии. «У меня были долгие споры с премьер-министром Ицхаком Рабином и другими высокопоставленными чиновниками, которые возражали против этой идеи. Я упорствовал в продвижении «Таглит» даже тогда, когда мы перешли в оппозицию, хотя и без прежней страсти».

Одним из тех, кому удалось успешно представить проект на политической арене Израиля, был Натан Щаранский. «В 1996 году впервые в кнессете появилась партия иммигрантов. Это была «Исраэль ба-Алия», которой я руководил», – рассказал нам Щаранский. «Я был министром промышленности и торговли в первом правительстве при премьер-министре Нетаньяху, а также отвечал за министерский Комитет по делам алии и абсорбции. Я считал, что алия не должна быть нашей единственной точкой соприкосновения с мировым еврейством. Нетаньяху поддержал мою позицию по этому вопросу».

«В 1997 году Бронфман и Стейнхардт обратились ко мне с идеей пригласить молодых евреев в Израиль. Они предложили механизм, при котором треть денег будет предоставлена частными спонсорами, одна треть – Государством Израиль, а треть – еврейскими организациями и общинами. Мне понравилась эта идея как способ укрепить еврейскую идентичность. Я был очень хорошо знаком с евреями, которые эмигрировали из бывшего СССР в США, и знал, как быстро они там ассимилировались. Я также признал, что есть нерелигиозные евреи, которые не интересуются еврейскими федерациями и синагогами, и Израиль – их единственная связь с их еврейской идентичностью».

Чарльз Бронфман, cоучредительи председатель «Таглита», меценат

- Но как насчет денег? «Почему мы должны оплачивать поездку этих богатых молодых людей?»

«Для меня ответ был ясен. Если вы хотите привлечь «сильных» евреев, они должны иметь связь с Израилем. Если они «слабые», вам нужно найти способ их укрепить. Не поймите меня неправильно. Мне тоже пришлось бороться с сильным возражением. Министр финансов, покойный Яаков Нееман, хороший и талантливый человек, говорил мне: «Натан, ты с ума сошел?» Он полагал, что это была антисионистская идея. Большинство министров даже не хотели комментировать. Тема была далеко не популярной. Они сказали мне: «Эти люди не голосуют за нас. У нас есть собственные потребности здесь, дома». В правительстве был только один человек, который не отвергал эту идею, и он оказался премьер-министром. Нетаньяху глубоко уважал бизнесменов, стоящих за этой инициативой. Биби и Бронфман принадлежат к разным политическим лагерям, однако по этой теме они нашли взаимопонимание».

Стейнхардт и Бронфман не теряли времени: создали фонд, инфраструктуру, мобилизовали своих друзей делать взносы и нанимали таких преподавателей, как Авраам Инфельд и Шимшон Шошани. На историческом стартовом собрании «Таглит» присутствовали Нетаньяху, Щаранский и два американских магната. «Биби подписал письмо, обязывающее израильское правительство покрывать треть расходов», – говорит Щаранский. «Это были небольшие деньги, может быть, 3 миллиона долларов, но они ознаменовали изменение отношений Израиля с диаспорой. Впервые израильское правительство вкладывало средства в «богатых евреев».

Саллай Меридор, тогдашний председатель Еврейского агентства, тоже возражал против этой программы. «Саллай – хороший друг, – говорит Щаранский, – но он сказал, что только Еврейское агентство может обеспечить контроль израильского правительства над отношениями с диаспорой. Он имел в виду, что иначе вопрос отношений между Израилем и диаспорой уйдет в частные руки. В его представлении эти отношения могут управляться только Еврейским агентством. Так было с 1929 года, и так должно продолжаться, согласно ценностям сионизма. «Таглит» и Еврейское агентство начали с глубокого разрыва», – говорит Щаранский об организации, которую он возглавлял большую часть прошлого десятилетия.

«Таглит» стал первым проектом, в рамках которого спонсоры впервые получили прямой доступ к правительству», – объясняет Шимшон Шошани. «Ранее все обязательства и взаимодействие брали на себя Еврейское агентство и еврейские общины за рубежом. Само существование такого прямого канала связи вызывало возражения Еврейского агентства».

Хотя Нетаньяху подписал первоначальный документ, государственные средства начали поступать на более позднем этапе, во время премьерства Эхуда Барака. «К тому времени я был министром, поэтому продвигать «Таглит» стало намного легче», – говорит Бейлин. «Нам удалось получить правительственное обязательство на 60 миллионов долларов на пять лет. Это значительная сумма и сегодня, а тогда она была еще более крупной». В этом вопросе у Бейлина есть только комплименты Нетаньяху. «Он – один из немногих израильских политиков, которые думают о мировом еврействе. Многие другие были совершенно невежественны относительно диаспоры».

В декабре 1999 года приземлился первый самолет с участниками программы «Таглит» на борту. «Я был там», – говорит Бейлин. «Я говорил с ними перед камерой. Я не мог поверить, что эта идея, которую все осуждали, стала реальностью».

Натан Щаранский, правозащитник, государственный и общественный деятель, писатель

Бонус: место в синагоге

Итак, первые участники «Таглит» [с иврита переводится как “открытие”] или «Birthright Israel», молодые (от 18 до 26 лет) евреи, отправились на автобусах в свое 10-дневное образовательное путешествие по Израилю. Тур включает в себя посещение исторических, туристических и культурных объектов, а также встречи с израильтянами того же возраста. Израильские солдаты, говорящие на языке участников, едут с ними на одном автобусе.

Участники, прибывающие из-за границы, почти не тратят деньги на дорогу. «Таглит» оплачивает авиабилет, проживание в отеле, доступ к музеям и туристическим объектам, охрану, трансферы, большую часть питания и дополнительные расходы. Маршруты могут отличаться для разных групп, но всегда включают в себя поездку к Западной стене (Стене Плача), Яд Вашем, Масаде и некоторым другим объектам.

«Таглит» в настоящее время работает из офиса в Хар-Хоцвим в Иерусалиме, также есть представительство в Модиин. В первые годы руководители следили за тем, чтобы штаб-квартира требовала минимальных затрат и была эффективной. Работа проводилась в основном через аутсорсинг туроператорам и другим поставщикам. Некогда молодая, почти бунтарская организация с годами стала неотъемлемой частью еврейско-американского истеблишмента. И Еврейское агентство, и Еврейские федерации жертвуют «Таглит» значительные суммы.

Марлен Пост впервые услышала об идее создания «Таглит» в 1998 году, когда она была президентом «Хадассы», крупнейшей в мире организации еврейских женщин. Впоследствии «Хадасса» пожертвовала «Таглит» 5 миллионов долларов на пять лет. В «Хадассе» выступили в поддержку «Таглит» на фоне возражений львиной доли еврейского истеблишмента. «Майкл и Чарльз стремились разрешить кризис, который испытывали молодые люди в еврейских общинах», – объясняет она. «Я считала, что это была самая значимая еврейская идея за последние десятилетия. До тех пор никто не думал о том, чтобы привезти так много людей из диаспоры в Израиль. Пожилые евреи посещали Израиль со своими семьями, чего не скажешь о молодежи. Мы чувствовали, что теряем связь с Израилем. Если бы не «Таглит», Израиль и диаспора стали бы двумя оторванными друг от друга сообществами. Такое видение изменило еврейскую историю».

Марлен Пост

Бронфман вспоминает первую кампанию «Таглит» в США: «Это была провокационная реклама, которую мы размещали в бюллетенях кампусов. Надпись «Иногда трудно быть евреем» над изображением моэля (раввина, которому доверяют совершать обрезание), рядом с «Иногда не очень» над изображением молодого парня, плавающего в Мертвом море. Моя жена считала это проявлением плохого вкуса, но я сказал ей: «Может быть, но это привлекает внимание, которое нам нужно». Двенадцать тысяч молодых людей зарегистрировались в первом сезоне, на который мы выделили только 8000 мест».

При всем уважении к популярности «Таглит» попытки создать программы по дальнейшему взаимодействию с участниками не увенчались успехом. Как вы думаете, 10-дневный тур по Израилю может оказать влияние на их дальнейшую жизнь?

Щаранский: «Программа служит отличным стимулом для начала долгожданного путешествия в иудаизм. Я не против, если эти молодые люди совершат алию (репатриацию) в Израиль или останутся в своей общине и станут местными лидерами. Волонтерство в АИКОС (Американо-израильском комитете по общественным связям) или отправление детей в еврейские школы также являются отличным продолжением «Таглит»».

Бронфман добавляет, что было вложено много усилий в то, чтобы еврейские учреждения с многолетней историей использовали момент для привлечения выпускников «Таглит». «Например, мы хотели, чтобы все участники «Таглит» получали бесплатное членство в синагоге в течение нескольких лет или даже членство в Еврейском культурном центре (JCC). Некоторым учреждениям идея понравилась, а некоторым – нет. Иногда нам приходилось их умолять. Но есть также федерации и организации, которые выделили специального менеджера по работе с «Таглит», и это дает замечательные результаты».

«Сегодня во многих федерациях есть такие менеджеры», – говорит Гиди Марк. «К сожалению, есть другие, которые ничего не делают. Иногда нам приходится махать списком выпускников их сообществ прямо перед их носом. Я хотел бы отметить, что 70% президентов сообществ движения «Гилель» в американских кампусах являются выпускниками «Таглит». Я считаю это продолжением программы».

Пост: «Все молодые евреи на ключевых постах, которых я знаю, участвовали в «Таглит». Все они говорят, что «Таглит» вдохновила их на их деятельность. Некоторые из них называют это трансформацией».

Бейлин: «Вероятность того, что выпускник «Таглит» вступит в брак с евреем/еврейкой, на десятки процентов выше, чем у евреев, которые не принимали участия в поездке. Извините, если это прозвучит старомодно, но я считаю это мицвой, вкладом в развитие еврейской преемственности. Некоторые критики говорят, что путешествие по Израилю слишком короткое или его содержание слишком искусственное. Тем не менее, прелесть этого предприятия заключается в том, что мы продолжаем изучать и пересматривать программу по ряду параметров».

Нетаньяху на мероприятии «Таглита»

В последние годы эту программу критиковали за то, что она слишком «правая», и не дает возможности вступать в диалог с палестинцами. Некоторые участники «Таглит» попали в заголовки газет, когда досрочно покинули тур из этих соображений. Как человек, который явно не принадлежит к правому политическому лагерю, что вы думаете об этих утверждениях?

«У «Таглит» нет цели образовывать участников на тему арабо-израильского конфликта. Иначе поездка включала бы встречи с палестинцами. Но это не так. Это еврейский проект. Люди могут спросить: «Почему ты так зациклен на собственной общине?» Ну, да, я зациклен. Я поддерживаю идею двух государств и мир на Ближнем Востоке, поскольку хочу жить в еврейском демократическом государстве. Люди, которым интересно посетить Палестинскую автономию, вполне могут остаться после окончания «Таглит» и съездить туда».

Бронфман, также известный своими левыми взглядами, приходит в восторг: «Йосси, если бы мы были не в Zoom и не было бы коронавируса, я бы тебя сейчас расцеловал за эти слова!», – восклицает он.

«Некоторые люди думают, что на программу влияют Мириам и Шелдон Адельсоны, которые пожертвовали большие суммы на проект», – добавляет Бейлин. «Я так не думаю. Их пожертвование является значимым, и мы его высоко ценим, но это не значит, что они участвуют в повседневной деятельности Организации».

Марк: «Нас резко критикуют и правые, и левые, и я горжусь этим. Мне повезло возглавлять организацию, которую критикуют: значит, наша деятельность нужна. Я горжусь, что у нас есть председатель левых взглядов, а самый крупный спонсор – правых. Это значит, что мы сбалансированы. Большая часть программы модерируется молодыми израильтянами, которые проводят много времени с группой. Они происходят из разных слоев общества, этнических групп и национальностей в Израиле. Мы не можем контролировать их или диктовать им, что говорить».

Бронфман улыбается, вспоминая, как он впервые говорил с Шелдоном Адельсоном о «Таглит». «Мы встретились в «Нью-Йорк Плаза», и он спросил меня: «Сколько ты хочешь?». Я не был готов и выпалил, не задумываясь: «5 миллионов долларов». Он улыбнулся. Позже он сказал мне: «Я не играю с мелкими деньгами». Так мы познакомились. У нас очень разные политические взгляды, но это никак не влияет на программу. Мне очень нравится работать с ним и его женой Мири».

Марк: «Единственное требование, которое Шелдон и Мириам Адельсоны выдвинули на раннем этапе, заключалось в том, что мы писали название «Таглит» («Birthright Israel») с прописной буквой «I», потому что сначала «Israel» было написано с маленькой «i». Они сказали мне: «Израиль – такая большая и значимая страна. Как вы можете записать это слово с маленькой буквы?». В любом случае, благодаря им, мы удвоили количество участников с 25 тысяч до почти 50 тысяч в год, прямо перед пандемией коронавируса. В последние годы мы поддерживаем израильские инновации и открыли первый израильский информационно-туристический центр инноваций, куда приходят группы «Таглит», делегации, бизнесмены и инвесторы. Израильские инновации и их вклад в мировую историю являются неотъемлемой частью истории Государства Израиль».

Д-р Мириам и Шелдон Адельсон

Время ценнее, чем деньги

Через несколько часов после нашего разговора с отцами-основателями «Таглит» мы проводим еще один звонок в Zoom. Заместитель главного редактора «Макор Ришон» Орли Голдкланг и я берем интервью у Шелдона и доктора Мириам Адельсонов из их дома в Калифорнии (раскрытие информации: «Макор Ришон» – это издание, принадлежащее «Исраэль Хайом Груп», которой владеет семья Шелдонов). Пара стала спонсорами «Таглит» в 2011 году, что позволило значительно расширить проект. «Мы услышали о «Таглит», когда искали инвестиции в проекты, значимые для еврейского народа», – рассказывает Мириам Адельсон. «Когда Чарльз Бронфман рассказал нам о «Таглит», мы очень обрадовались. Он попросил небольшую сумму денег, и Шелдон сказал: «Конечно, мы дадим». Позже Шелдон мне признался: «Я не понимаю, почему он не попросил больше. Я бы дал ему больше!».

«Позже мы узнали от Майкла Стейнхардта, что 10 тысяч молодых людей зарегистрированы в списке ожидания «Таглит» каждый год и что они не могут сразу же начать поездку, потому что не хватает денег. Мы решили, что не допустим, чтобы молодые евреи не могли поехать в Израиль и что мы будем финансировать весь список ожидания. Но затем список стал длиннее, и в очередь встало 20 тысяч человек. Так что их поездки мы тоже спонсировали».

Шелдон: «Мой отец мечтал поехать в Израиль, но не дожил до этого дня. Он родился в Литве и очень страдал за то, что был евреем. Он всегда считал, что евреям нужно место в мире, где они могут ходить по улице, не опасаясь быть избитыми или застреленными, место, где они будут полноценными гражданами. Спустя годы после создания Государства Израиль никто не говорил о том, чтобы отправиться на отдых в Израиль. В то время люди в Израиле жили в палатках, и там не было развитого бизнеса. К тому времени, когда я накопил достаточно денег, чтобы отправить моего отца в Израиль, он сказал, что слишком стар и болен для этого. Вот почему, когда мы с Мири узнали о списках ожидания «Таглит», то решили, что этим молодым людям не придется повторить судьбу моего отца. Им не придется в старости жалеть, что они никогда не были в Израиле. Список ожидания увеличивался, и мы были этому рады. Люди, которые посетили Израиль, делились своим опытом со своими друзьями, и теперь все больше и больше молодых людей хотят полететь туда».

- Но какова ваша цель? Почему вы оплачиваете молодым людям за поездку в Израиль?

Мириам: «Потому что мы можем. Серьезно, эти визиты влияют на еврейскую преемственность молодых евреев. Это укрепляет еврейский народ. Один из участников проекта задал нам тот же вопрос во время одного из наших визитов в Израиль. Всякий раз, когда мы там, мы собираемся для общения с группами «Таглит» в Зале Независимости. Одна из девушек как-то сказала мне: «Я знаю, что бесплатных поездок не бывает. Что вы хотите от меня взамен?» Это было на 10-й и последний день нахождения их в Израиле. Я сказала ей, что, проведя здесь десять дней, вы укрепили связь со своими корнями, семьей и народом. Теперь, когда вы здесь побывали, у вас навсегда останутся теплые воспоминания об Израиле. Если Израиль в опасности, вы будете одним из солдат, сражающихся за него. Вы пойдете в Белый дом протестовать. Вы сделаете что-нибудь для Израиля. Возможно, вы об этом еще не знаете, но вы уже вернули мне дивиденды от моих инвестиций. Ваше присутствие здесь означает, что вы преданы своей семье. Я получила от вас гораздо больше, чем дала».

«Я люблю всех евреев, будь они правыми или левыми. Я верю, что они все являются частью моей большой семьи. В то же время я хочу защитить свою семью. Я хочу, чтобы мои внуки и замечательные дети были евреями. Если ситуация в кампусах останется такой же, как сейчас, для нас это плохие новости. Исследования, проведенные Университетом Брэндайса, показали, что шансы того, что выпускник «Таглит» вступит в брак с евреем, составляют 76% по сравнению с 42% среди тех, кто не участвовал в программе из-за того, что они застряли в списке ожидания. Если бы мы не пожертвовали «Таглит», мы бы потеряли много людей в течение одного поколения».

Два сына Мириам и Шелдона Адельсонов тоже были в Израиле с «Таглит». «Мой сын позвонил мне из Израиля и сказал: «Мама, это изменило мою жизнь», – говорит Мириам Адельсон. «Я спросила его, как так? Вы были в Израиле с нами десятки раз. Каждый раз мы нанимали гидов «Таглит» для руководства турами. Вы были в бедуинских палатках, на Масаде, везде. Так почему же именно эта поездка изменила вашу жизнь?». Адам сказал мне, что перемена произошла с ним на горе Герцля. «Мы посетили могилу солдата, который был нашего возраста, когда его убили, 18 лет. Мы плакали все вместе. Потом мы пошли в Яд Вашем. Именно в этот момент мы с друзьями поняли значение нашего визита в Израиль. Мы – солдаты Израиля по всему миру».

Шелдон: «Наш сын мобилизовал десятки молодых людей в университетском городке. Они заполнили два автобуса «Таглит». Он стал своего рода проводником их в Израиль».

Мириам: «Таглит» прислал нам видео о том, как он рассказывает своим сверстникам о битве Авигдора Кахалани на Голанских высотах. Я сказала ему, что в следующий раз, когда мы будем в Израиле вместе, я познакомлю его с Кахалани».

На сегодняшний день по программе посетили Израиль около 750 тысяч молодых евреевиз примерно 70 стран, среди них 115 тысяч — израильтяне

Шелдон: «Важно, чтобы мы, евреи, продвигали эти цели и делали все возможное, чтобы к нам присоединилось как можно больше людей. Мы переводим «Таглит» от 20 до 30 миллионов долларов в год, но это не все. Мы построили медицинскую школу в Ариэльском университете, Школу предпринимательства в Междисциплинарном центре в Герцлии и еще много других предприятий. Вы использовали слово «оплачивать», поэтому позвольте мне пояснить. Мы рассматриваем это не как оплату, а как помощь еврейскому народу».

- Как вы себя чувствуете, когда видите американских евреев, которые никак не связаны с Израилем?

Мириам: «А когда я вижу американских евреев, которые критикуют Израиль и требуют его бойкота? Или сторонники «BDS» (движения «Бойкот, изоляция и санкции»), которые притворяются произраильтянами? Я чувствую болезненный укол в сердце, потому что мои братья и сестры не знают фактов, и они полны гнева и ненависти. Мне больно за них, но для меня они остаются евреями. Может быть, их дети будут знать больше. «BDS» побуждают их воздержаться от поездки в Израиль, а мы готовы провести для них тур, чтобы доказать им обратное».

- Давайте посмотрим на это с другой стороны: чего израильтяне не знают об американских евреях или мировом еврействе, что им стоит знать?

«В 1988 году, когда я вышла замуж за Шелдона, мы вместе ходили на мероприятия американской еврейской общины. Сначала я чувствовала, что они просто дают деньги, чтобы очистить свою совесть. Постепенно я узнала, сколько времени – не только денег – они вкладывают, чтобы понять, как можно помочь Израилю, будь то путем интеграции иммигрантов из бывшего СССР или шефства над городком в Израиле. Я думаю, что время ценнее, чем деньги, потому что это часть вашей жизни. Американские евреи любят Израиль, кроме тех, кто стал более либеральным. Сердце американского еврейства находится в Израиле».

Она добавила, что израильские солдаты, которые сопровождают автобусы «Таглит», многому учатся в общении с гостями. «Это тоже их трансформирует. Они проводят в автобусе несколько дней, общаясь с молодыми евреями из США и других стран, и вдруг они тоже понимают, за что борются. Это не только Государство Израиль. Они борются за еврейский народ. Это тоже меняет их жизнь».

По словам Мириам Адельсон, исследование, проведенное в рамках «Таглит», показывает, что проект влияет не только на самих участников, но и на их окружение. «На «Таглит» была девушка по имени Рэйчел, дочь христианской матери и еврейского отца. Она была воспитана как католичка. Она даже пела в церковном хоре. Но когда она услышала о бесплатной поездке в Израиль, она решила поучаствовать. На протяжении путешествия она стала связана с иудаизмом. Вернувшись домой, она приняла иудаизм, начала соблюдать Шаббат и ходить в синагогу. Ее брат последовал ее примеру, и даже ее мать обратилась в иудаизм. Поездки «Таглит» влияют на семьи. Я постоянно слышу подобные истории».

- Как вы представляете «Таглит» через 20 лет?

«Надеюсь, мы доживем до этого», – смеется Мириам. «Мне бы хотелось, чтобы мы достигли 80 тысяч участников в год. По оценкам, в еврейских семьях ежегодно рождается 100 тысяч детей. Очевидно, что не все из них смогут совершить путешествие по целому ряду причин, но я хотела бы, чтобы все остальные посетили Израиль».

Шелдон: «Мне бы хотелось, чтобы выпускники продолжили проект, еще больше укрепившись в иудаизме и любви к Израилю. Действительно сложно поддерживать связь с людьми, которых вы встретили в автобусе «Таглит», но это наша миссия».

Гиди Марк, генеральный директор проекта «Таглит»

От Масады до Совета Безопасности ООН

Цифры «Таглит» впечатляют. На сегодняшний день по программе в Израиль приехало около 750 тысяч молодых евреев из примерно 70 стран, из которых 115 тысяч – израильтяне. 2019 год был рекордным – 45 тысяч участников. За эти годы в рамках программы были открыты специализированные группы для веганов, людей с особыми потребностями и многое другое. Сотрудники «Таглит» говорят, что Израиль тоже выигрывает от этой программы. Участники «Таглит» вложили 1,4 миллиарда долларов в национальную экономику. «На каждый доллар, вложенный израильским правительством, израильская экономика заработала 3,8 доллара».

Гиди Марк был первым сотрудником, принятым на работу в «Таглит» в качестве менеджера по глобальному маркетингу. В течение нескольких лет он был назначен генеральным директором. «Сегодня «Таглит» является крупнейшей образовательной организацией еврейского мира и крупнейшей организацией образовательного туризма в мире. Многие страны подражают модели «Таглит», – говорит он. «Но мы держим руку на пульсе. Нам нужно понимать мысли и нужды молодых евреев и реагировать соответственно. У нас есть внешнее агентство для оценки ситуации, и мы пользуемся полученными данными для изучения потребностей и пожеланий».

- Вы когда-нибудь удаляли какие-то элементы из программы?

«Раньше мы проводили около пяти мега-мероприятий каждый год. Эти события включали в себя живые выступления и выступления известных израильских деятелей. Затем мы решили оставить одно или два больших мероприятий в год и заменить другие событиями для конкретной целевой аудитории, например русскоязычных или латиноамериканцев. Мы поняли, что менталитет и культура разные, и соответственно адаптировали содержание. После отрицательных отзывов о продолжительности выступлений мы также сократили их.

Другим изменением стала разработка нишевых программ, на которые сегодня приходится 10 процентов нашей деятельности. Например, мы берем группы дайверов на посещение основных объектов культурного наследия, и они также используют утренние часы для погружений в Средиземное и Красное моря. У нас есть специальный трек для молодых людей, интересующихся кулинарией, где они узнают о еврейской и израильской кухне. Когда они возвращаются домой, они готовят для друзей и семьи и поддерживают связь, которая возникла здесь. Я не против, если молодой еврей приедет в Израиль для занятий экстремальными видами спорта. Я знаю, что по возвращении домой у них останутся израильские друзья и связь с Израилем».

Бизнесмен Меир Шамир стал спонсором «Таглит», очевидно, вопреки основному принципу благотворительности: израильтяне не находят проекты для евреев диаспоры. Обычно наоборот. «Семь лет назад Гиди приехал ко мне в офис, чтобы обсудить со мной «Таглит», – говорит Шамир. «Он попросил меня создать израильский форум, который будет управлять израильской стороной проекта. Я посоветовал ему обратиться к таким людям, как Нохи Данкнер. Мне показалось, что этот проект был слишком масштабным для меня. Я был готов дать им миллион шекелей в качестве пожертвования и распрощаться с ними. Но они продолжали давить на меня, поэтому начал узнавать о проекте. Тогда я понял, насколько масштабным он был. Итак, на втором собрании я сказал им: «Это слишком большой проект для меня, это мой окончательный ответ». Каким-то образом им удалось завлечь меня на одно из мега-мероприятий «Таглит» в Биняней-ха-Ума (Дворце Наций) в Иерусалиме. Почти все время на мероприятии у меня в глазах стояли слезы радости. После этого я сказал им, что готов взять на себя проект на три года».

Меир Шамир, израильский бизнесмен

Шамир и другие израильские спонсоры покрывают расходы на участие израильских солдат в «Таглит». «Я инвестирую 25% своего времени в это предприятие помимо 2 миллионов долларов, которые я внес», – говорит Шамир. «Это не одолжение, которое я делаю кому-либо. Я работаю с «Таглит» не из-за ассимиляции, а по совершенно другой причине: безопасность Израиля. Мы можем быть самой сильной военной сверхдержавой на Ближнем Востоке, но то, что поддерживает наш статус государства еврейского народа – это американское вето в Совете Безопасности ООН. Если завтра мир заставит нас предоставить палестинцам израильское гражданство, мы со временем потеряем еврейское большинство в Израиле. Поэтому, повторяю, я не делаю одолжение. Взамен своего времени и денег я получаю независимость еврейского народа в Израиле. Чтобы быть в безопасности, нам также нужны самолеты, но, прежде всего, нам нужен представитель США в Совете Безопасности».

Шамир добавляет, что нынешние сложные отношения Израиля с еврейскими общинами в США, где американские евреи стремятся поддержать демократов, а премьер-министр Израиля сближается с республиканцами, – это катастрофа. «Те, кто считает, что каждый американский президент будет поддерживать нас, далеки от реальности. Нам нужно, чтобы конгресс и сенат поддерживали Израиль. Для этого нам нужно привлечь молодых евреев Америки на сторону Израиля. Выпускники «Таглит», которые проводят время с солдатами ЦАХАЛ (Армии обороны Израиля), которые посещают Западную стену, Яд Вашем и Масаду, по возвращении домой приобретают личный опыт. Я также считаю необходимым донести до них, что мы не ненавидим арабов и что «шалом – мир» – самое популярное слово в Израиле. Мы не пытаемся промывать им мозги, они сами видят реальность в Израиле такой, какая она есть».

Шошани вспоминает, что сохранение поездок «Таглит» в Израиль во время Второй интифады было тяжелым испытанием. «Туризм в Израиль остановился во время второй интифады. Я созвал спонсоров для обсуждения наших следующих шагов. Возник вопрос: «Готовы ли мы взять на себя ответственность за молодых людей, которые прибудут сюда из диаспоры?». Я высказал мнение, что до тех пор, пока израильские школы будут открыты, мы также можем продолжать свою работу, разумеется, с необходимыми ограничениями и всеми мерами безопасности». Некоторые из спонсоров не приняли эту позицию, но Эдгар Бронфман, брат Чарльза и президент Всемирного еврейского конгресса, убедил их. «Интифада не помешала нашему росту. Единственный раз, когда мы приостановили туры «Таглит», был связан с пандемией COVID-19».

С момента появления коронавируса в Израиле группы «Таглит» не прибывали в страну. Тем не менее, проект продолжает связывать молодежь диаспоры и Израиль с помощью интерактивных кампаний, волонтерства в сообществах и социального предпринимательства. Специальные мероприятия были проведены в Песах и День памяти солдат ЦАХАЛ. В сети появился онлайн проект «Таглит Connect», который объединил выпускников «Таглит» со всего мира, предоставляя им платформу для обмена личными историями и опытом, обсуждения различных аспектов еврейской идентичности и знакомства с новыми людьми. «Пока рано говорить, как будут выглядеть поездки, когда мы возобновим свою деятельность, поскольку ситуация очень изменчивая», – говорит Марк. «Мы настроены оптимистично. Мы используем это время, чтобы сделать необходимые приготовления и корректировки».

Я обращаюсь к основателям «Таглит», чтобы узнать, как они представляют свое творение через двадцать лет. У Бронфмана очень четкое видение: «Молодые евреи будут знать, что наравне с празднованием бар-мицвы или бат-мицвы в определенном возрасте также можно отправиться в поездку «Таглит». Я надеюсь, что так оно и будет».

Мегамероприятие «Таглита» в Кейсарии

Пост: «Я согласна с Чарльзом. Поездка «Таглит» должна стать событием в календаре каждого молодого еврея. Тем, кто не совершил это путешествие, придется объяснять своим друзьям, что заставило их упустить эту возможность».

Щаранский: «Программа «Таглит» – это место встречи евреев со всего мира и израильтян. Теперь образовательные системы и другие учреждения должны последовать этому примеру. Мы можем сделать так, чтобы дети из Нью-Йорка и Сдерота учились одному и делились этим. Я хотел бы, чтобы «Таглит» была не единственной подобной программой. Теперь, когда израильское правительство понимает, что мы должны инвестировать в еврейскую преемственность, оно должно инвестировать в другие проекты с похожими целями».

Бейлин: «Мне бы хотелось, чтобы программа «Таглит» стала большим, чем просто проект израильского правительства и группы спонсоров. Она должна стать предприятием всего еврейского мира. Я бы хотел, чтобы нам больше не пришлось просить об одолжениях, чтобы стало ясно, что это наша общая миссия. Я обеспокоен потерей бойцовского духа, который был у «Таглит» на ранних стадиях. В некотором смысле «Таглит» становится исполнительным органом, подобно Еврейскому агентству. Я не могу сейчас предложить решение. Нам нужно обратиться к следующему поколению. Сейчас это их ответственность».

Марк: «Программа «Таглит» важна, потому что это – стратегический актив еврейского народа и Государства Израиль – не меньше. Вскоре количество наших выпускников достигнет миллиона: это люди, которые собственными ногами прошагали по Израилю; по сути, это новая форма послов Израиля по всему миру».

Цвика Кляйн, «Макор Ришон», 4 июня 2020 года


По вопросам сотрудничества с проектом Таглит, вы можете обращаться к директору проекта в странах СНГ, Великобритании и Германии - Гончаренко Ивану ivang@taglitbri.com