Жизнь в Zoomе. Как изменился еврейский мир в период изоляции

Алексей Сурин
Выпуск #6

«Дистанция», «изоляция» и «zoom». Вот те три слова, которые с недавних пор вошли в повседневный обиход жителей России, Израиля, США, Италии и многих других стран, столкнувшихся с эпидемией коронавируса. И если с помощью дистанции и изоляции мы отдаляем себя друг от друга на безопасное расстояние, чтобы не навредить другим и защитить себя от вируса, то с помощью Zoom, сервиса видеосвязи, наоборот стараемся приблизиться к тем кого мы любим и к тому, что нам интересно. Вот только приближаемся ли?

Еврейская община в Zoom

Компания Zoom Video Communications была основана в США в 2011 году выходцем из Китая Эриком Юанем. Еще будучи студентом Шаньдунского университета науки и техники он был увлечен разработками программного обеспечения для видеотелефонии. Во время еженедельных 10-часовых поездок на поезде к своей девушке он мечтал о том, чтобы найти более простой способ «навещать» ее. И вот нашел.

Несмотря на эту романтическую историю, сервис позиционировал себя как бизнес-платформа для видеоконференций деловых партнеров из разных точек мира. Но весной 2020 года все изменилось. Zoom нашли удобным те, кто оказался запертым в собственных квартирах и домах. Теперь он стал не только виртуальной «переговоркой», но и местом в облачном пространстве интернета, где встречаются с друзьями, проводят интервью, лекции, школьные занятия, кухонные посиделки с гитарой, и даже религиозные ритуалы. В декабре 2019 года, услугами видеосвязи Zoom пользовались 10 миллионов человек. В конце апреля их стало уже 300 миллионов и цифры продолжают расти. Мир ушел в Zoom.

Еврейский zoom

Еврейская жизнь тоже ушла в Zoom. Закрытие синагог и иешив перевело изучение еврейской традиции в онлайн режим. Британское издание The Jewish Chronicle уже назвало нынешнее время «Эрой zoom иудаизма» и предложило искать новые способы соблюдать заповеди и искать новые возможности существования еврейских общин.

Иудаизм в киберпространстве дал обильные интеллектуальные плоды: в день по всему миру проходят десятки интереснейших уроков и лекций, так или иначе связанных с Торой, Талмудом, иудаикой. Разброс тем велик: от разбора недельных глав, до лекций на тему: «Очевидные признаки Конца Времен» (Рав Цви Патлас) или «Арабо-израильский конфликт в свете еврейских пророков и его решение» (Рав Шимон Грилюс).

«Мы переживаем очень интересный период с точки зрения контента, – говорит директор ОРТ в России, сопредседатель Лимуд Москва Михаил Либкин. - Например, сегодня я буду модерировать в Zoom встречу с преподавателем из Чили, вчера мы транслировали лекцию профессора из Колумбии, а на конец месяца запланирована встреча со съемочной группой мини-сериала Unorthodox. Все это стало возможным из-за сложившейся ситуации».   

Пресс-секретарь МЕРО и Совета раввинов Европы Оля Есаулова, также считает, что вынужденная самоизоляция привела к возникновению новых возможностей в области еврейского контента. Для нее самыми интересными zoom-событиями стали эфиры, которые община проводит каждую пятницу в преддверии Шаббата – в них участвует главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт, канторы Московской хоральной синагоги и приглашенные гости – среди них были профессор Григорий Ройтберг, политик Юлий Эдельштейн, правозащитник Натан Щаранский, глава фонда СТМЭГИ Герман Захарьяев и глава регионального совета Гуш-Эцион Шломо Нееман. Каждую такую встречу сопровождает специальная музыкальная программа, выступление гостя и Двар Тора раввина. Также она отметила zoom-мероприятия, которые еженедельно организовывает Российский еврейский конгресс.

По мнению Михаила Либкина, аудитория интернета стала массово вовлекаться в различные образовательные программы по двум причинам: желая удовлетворить свое любопытство и заполнить лакуны свободного времени, появившиеся из-за карантина. «Технологические возможности с одной стороны и ограничение на передвижение с другой позволили интеллектуальной жизни продуктивно существовать онлайн», – указывает Либкин.

«На днях у московской школы ОРТ была научно-практическая конференция школьников начальных классов. Было прочитано 53 доклада! Девять часов непрерывных выступлений. Для меня это новая реальность, – говорит лидер проекта Лимуд Москва. – Ведь их никто не заставлял: невозможно заставить ребенка часами сидеть дома за компьютером и слушать своих одноклассников. Это говорит о том, что люди по природе очень любопытны и и готовы активно реагировать на новые возможности познавать мир».

По мнению Либкина, новая реальность диктует условия, в которых оставаться вне зума уже просто невозможно. «Например, у школ просто нет другого выбора, как перейти в онлайн, – убежден он. – Невозможность приспособиться к этим условиям означает профнепригодность. И если раньше свою профнепригодность можно было как-то прикрыть, то сегодня она становится публичной», – считает директор ОРТ.

Сказки на ночь

Пример более чем успешного перехода в онлайн продемонстрировала Московская еврейская община «Среди своих», которая в ежедневном режиме проводит пять-семь онлайн мероприятий для детей и взрослых. Как рассказал лидер общины раввин Мотл Гордон для налаживания взаимодействия с общиной в новой жизненной ситуации ему и его команде потребовалось решить четыре задачи.

Раввин Общины "Среди своих" Мотл Гордон

«Первая, дать ощущение, что жизнь продолжается, – говорит он. – Для общины мы проводим порядка 30 уроков в неделю, не считая множество других просветительских и развлекательных онлайн-событий. Начав это делать, мы увидели, что работаем не только на общину, но и на весь русскоязычный мир. У нас появились участники из Австрии, Германии, Израиля, США. Скорее всего, это временная история, но мы рады, что вызвали такой интерес за пределами Москвы, – отметил Гордон. 

- Вторая потребность связана с детьми. Мы не школа, и не можем полностью взять этот вопрос на себя, поэтому мы сделали маленькую вещь: придумали получасовой проект «Час рассказа», чтобы у детей была возможность отдохнуть от родителей, а у родителей от детей. Нас вдохновил президент Израиля Реувен Ривлин, который в режиме онлайн читал детям сказки. Мы решили действовать по похожей модели, приглашая известных людей присоединиться к проекту. Одним из первых наших чтецов был Михаил Маратович Фридман.

Третья потребность связана с шабатами и праздниками, поэтому мы делаем наборы, включающие сок для кидуша, несколько маленьких хал, свечи и открытку с текстами молитв и временем зажигания свечей. При помощи волонтеров или курьерских служб мы доставляем такие наборы десятками.

Наконец, четвертая потребность: радоваться. Для этого, например, был придуман Бар Йохай фест: 18 раввинов, 18 ученых и 18 музыкантов, выступая по пять минут, сделали людям праздник».

По мнению Мотла Гордона, большинство трудностей, которые карантин поставил перед общиной – преодолимы. «Нужны средства индивидуальной защиты? Будем использовать. Нужна доставка, передать книги или оборудование? Воспользуемся курьерской службой. Главное, чтобы каждый вечер в 20:45 у детей была сказка, причем новая». Глава общины «Среди своих» отметил, что проекты осуществляются силами волонтеров, а затраты на них минимальны. «Мы не считаем даже, в каком-то смысле, этичным тратить на подобные проекты много денег, так как наша единственная цель сделать так, чтобы людям стало чуть более кайфово на карантине. Как говорит наш друг Филипп Бахтин: «если вам не весело на карантине, то проблема не в карантине», – добавил Мотл Гордон.

Пределы раzoomного

За то недолгое время пока еврейский мир вместе со всем остальным оставался дома, в этом доме с помощью все того же зума стали раскрываться новые, ранее не практиковавшиеся способы продолжать еврейскую жизнь вопреки обстоятельствам. Так, Пара из Нью-Йорка Яльна Сильверстейн и Асаэль Папур решила не отменять свадебную церемонию из-за коронавируса, а провести ее через Zoom. Фотосессия состоялась как и положено в масках. Сохраняя социальную дистанцию в 1,5 метра пара отправилась в синагогу, где их ждали родители и раввин, который был вынужден провести церемонию удаленно по видеосвязи из-за подозрений на COVID-19 (тест в итоге показал отрицательный результат).

Еврейское сватовство тоже осваивается в онлайне. Например, приложение «ShidduchView», ориентированное на ортодоксальных евреев, соединяет потенциально подходящих друг другу партнеров с помощью видеозвонков. Пары, заполнив специальную анкету, проводят пять виртуальных встреч, после чего могут встретиться в реальной жизни и, если все сложится, начать обсуждать детали будущей свадьбы.

Другой вариант знакомств придумали студенты колледжа University Hillel в Колорадо. В группе Zoom University Hillel в социальной сети Facebook они создали свою собственную службу знакомств, используя приложение Google Forms, в котором надеющихся на знакомство одиночек попросили ответить на серию вопросов о себе и своем мировоззрении. Идея оказалось взрывной. Ее авторы получили тысячи ответов и теперь через Zoom и электронную почту связывают потенциальных еврейских женихов и невест.

«К онлайн шидухам я отношусь очень положительно, – прокомментировал появление Zoom-свиданий рав Мотл Гордон. – Мне кажется, намного кошернее встречаться через Zoom, чем искать знакомств по клубам. Кстати, я читал, что на Amazon уже можно купить накладные мышцы для свиданий через Zoom, чтобы выглядеть накачанным атлетом».

Немного беzoomия

О возникновении «виртуального Ренессанса» в сфере еврейского контента можно судить и по силе противодействия, то есть вспышке антисемитской активности. У нее даже появился термин: «Зумбомбардировка» - это когда в вашу видеоконференцию врывается некто и начинает выкрикивать антисемитские лозунги, портя настроение вам и вашим собеседникам. Бывает, что дело не ограничивается криками: вебинар еврейской студенческой группы из Массачусетса прервал молодой человек, распахнувший рубашку и показавший остальным участникам выбитую на груди свастику.

В начале апреля востоковед и экс-депутат Кнессета Ксения Светлова выступала с онлайн-лекцией по теме «Евреи и ислам», в ходе которой рассказывалось о влиянии иудаизма на формирование исламской теологии. Транслировавшаяся с помощью программы Zoom выступление сорвали неонацисты: они испортили страницу презентации изображением свастики и нацистскими лозунгами. Лекцию пришлось проводить без презентации.

Интернет-акция, организованная посольством Израиля в Берлине по случаю Дня памяти и героизма европейского еврейства, также была омрачена антисемитскими выходками. Неонацистам удалось подключится к видеоконференции во время выступления пережившего Холокост Цви Гершеля. И снова свастики, лозунги, портреты Гитлера. Трансляцию возобновили после того, как непрошенных гостей удалось отключить от эфира. Подобные инциденты не несут физической угрозы, но напоминают: даже в условиях изоляции все дома далеко не у всех.

Ольга Есаулова в zoom-конференции к Дню Иерусалима

«В Zoom есть разные способы обезопасить свой эфир от нашествия хулиганов, но мне пока не удалось найти идеальное решение для наших открытых zoom-мероприятий, – рассказала Оля Есаулова, которая модерирует по несколько zoom-мероприятий в день и уже не раз столкнулась с хулиганскими выходками в прямом эфире. – Никакой реальной угрозы я, конечно, не чувствую, но ощущения после разного рода инцидентов неприятные – как идти по улице и нарваться на эксгибициониста».

Zoom беседер?

Вынужденный переход в виртуальное пространство выявил несколько важных вызов, на некоторые из которых нам только предстоит ответить. По мнению сооснователя Еврейского делового клуба SOLOMON.help Дениса Гуревича, всеобщая «зумизация» позволяет продуктивно решать практически любые бизнес-вопросы, но буксует, там где дело касается эмоций и человеческих переживаний.

«Работа стала эффективнее – не нужно тратить время на трафик и пробки; проведение планерок увеличилось в разы и положительно отражается на результате. В принципе, сам менеджмент работы стал более слаженным и продуктивным, - отметил он. – Наша команда всегда стремилась к технологичным решениям. В основном мы вели удаленную работу с выстроенными бизнес процессами, поэтому пандемия не внесла существенных корректив в нашу деятельность. Мы просто увеличили число наших встреч и мероприятий в режиме онлайн.

Денис Гуревич и Евгений Гольцман на zoom-сессии Solomon.Help

Если говорить о минусах, то главный среди них отсутствие личного общения, - подчеркнул Гуревич. – При всей практичности встреч онлайн, в них нет той «химии», которая возникает в пространстве живого разговора. Для аудитории нашего делового клуба физический контакт и живое общение особенно важны - сейчас эта возможность утрачена, что несколько сказалось на посещаемости мероприятий в онлайн. Полагаю, что количество контента в интернете сейчас выросло настолько, что люди уже не в состоянии его переваривать, – отметил Гуревич. –Образовательный сегмент превалирует, но он не всегда может восполнить потребность людей в эмоциях».

Рав Мотл Гордон, считает, что сложившаяся ситуация научит людей более внимательно относиться к собственным эмоциям. «Мне кажется, что эмоции стали сегодня более осознанными. Мы стали больше понимать про то, какие эмоции для нас важны, стали чувствительнее к окружающим. Раньше ты мог приходить с работы в поздно ночью, а уходить рано утром. Теперь же, мы учимся жить со своими близкими. Это невероятно полезный опыт в плане эмоциональной грамотности и компетентности».

«Я очень эмпатичный человек, которому нужно общаться с большим количеством людей. Мне сложнее делать это через Zoom. Но приходится приспосабливаться, - признается Михаил Либкин. – В среднем около двадцати раз за год я уезжаю из Москвы. Сейчас я уже два месяца не выхожу из дома, кроме как мусор вынести. К этой новой реальности я вообще не хочу приспосабливаться. Уверен, что данная ситуация сподвигнет многие компании к еще большей цифровизации, но я не верю, что все отрасли смогут работать без людей. Мы не функции, а индивидуумы. Наше общество невозможно без эффекта синергии – когда люди находящиеся вместе производят эффект выше, чем каждый из них по отдельности, – уверен Либкин.

Михаил Либкин модерирует zoom-сессию

Мне тяжело без личных встреч с коллегами. Приходится звонить, но звонок – это вмешательство в личное пространство. Когда ты в офисе, классе или в школы – ты находишься внутри социума. Даже если вы не говорите с друг другом в данный момент, вы взаимодействуете – слышите, что происходит в соседнем кабинете, понимаете, что человек занят или пошел пить чай. Когда же я делаю zoom-звонок я «влетаю» в личное пространство человека, так как мы не находимся с ним в едином социальном поле взаимодействия. Думаю, что апологеты полной «удаленки» недооценивают эту сторону дела.    

Цель московского Лимуда, – подчеркивает лидер проекта, – собрать людей вместе, заинтересовать, помочь им взаимодействовать. У нас люди знакомятся, женятся, находят работу, друзей. Для многих людей Лимуд – вход в еврейскую общину. Не думаю, что все это можно перенести в онлайн. Мы не хотим превратиться в поставщиков контента. Мы не «Арзамас». У «Арзамаса» чисто просветительская цель, а наша задача – создания сообщества», – подытожил Михаил Либкин.   

Рав Мотл Гордон, рассуждая о расширении онлайн сферы в нашей повседневности, отметил, что чувствует себя в рамках карантина вполне комфортно. «С утра до вечера я работаю и стараюсь приносить кому-то пользу. Если я буду думать о происходящем в стране, о том, что мне нравится или не нравится в этой коронавирусной истории, то я превращусь в свою целевую аудиторию, которую нужно успокаивать или веселить. Но я хочу быть тем, кто успокаивает, тем, кто веселит. Вы – бегун на дистанции, а я ваш тренер. Я бегу чуть впереди и вас подбадриваю», – отметил он.

«Я гибкий человек, готовый подстраиваться под любую ситуацию, – рассказал о своем отношении к вызовам изоляции Денис Гуревич. – Происходящее в мире заставляет нас приобретать новые навыки, ломать себя и свои привычки. Если ты хочешь бежать вперед, то тебе нужно бежать намного быстрее. Если ты не готов менять себя, значит ты останешься позади».

«Для меня самое тяжелое - кардинальное изменение образа жизни. Несмотря на осознание необходимости адаптироваться к новым условиям, я этого сделать не смогла, да и не хочу. Хочется, чтобы все поскорее закончилось, а привыкать – не хочется, – призналась Оля Есаулова. По ее словам, ей нелегко смириться с новым ритмом жизни, который теперь, в основном, ограничен четырьмя стенами. – Я достаточно активный человек, не очень усидчивый и мне нужна смена «картинки» в течение дня - встречи, передвижения, спорт».

Оля Есаулова предполагает, что многие уже устали от Zoom-мероприятий, так как сервис не может заменить живое человеческое общение. «После двух месяцев карантина, когда онлайн-эфиры не ведет только ленивый, мне кажется, все труднее и труднее найти тему, которая бы заставила человека выйти в Zoom. Я и сама включаю Zoom в основном по работе и изредка для «празднования» дней рождений близких людей. Лишних поводов появиться в Zoom я не ищу, он мне порядком надоел».

Пресс-секретарь МЕРО добавила, что с нетерпением ждет возможности вернуться к жизни, где существует свобода передвижения: «Хочется оказаться среди большого количества людей, как прежде. На улице, на мероприятии – неважно, просто почувствовать, что все возвращается на круги своя. Ну и конечно же, хочется куда-нибудь улететь».

Фарбренген в Zoom

Вернется ли мир в привычное русло или уже никогда не будет прежним – покажет ближайшее будущее. Но уже сегодня ясно, что Zoom не только дает нам окно в мир, но и напоминает о том, что мы все еще в комнате, замкнутом пространстве. На какой-то период многие из нас оказались Робинзонами Крузо, обустраивающими свой быт на необитаемом острове. Да, у нас есть подзорная труба, способная показать нам друзей, родных и коллег. Мы можем передать им привет, обменяться новостями, переживаниями. Но мы не можем до них дотянуться. Обнять. В такие минуты Робинзон Крузо понимает, что ему нужна не просто коммуникация, ему необходимо соприкосновение с близкими. Технология может на время устранить «обрыв» человеческих связей, к которому привела эпидемия, но она не может их заменить.

В ожидании полного выхода из изоляции мы можем воспринимать выпавшее испытание как зеркало, в котором отражаются наши сильные стороны и наши слабости. Как известно, zoom в переводе с английского «увеличение, приближение». Приближаясь к этому зеркалу мы можем узнать много нового о себе и этом мире.