Сионистский интернационал

Пророчества Исайи представляют собой проект исправления мира — к такому выводу пришел ученый Давид Савто. Чем станет Сион для народов, где будет международный духовный центр, и что в действительности объединит народы

Исходно иудаизм отмечен двумя, казалось бы, противоположными духовными ориентирами — идеей национальной исключительности и идеей всеобщего человеческого равенства. Корни этой двойственности обнаруживаются уже в призыве Авраама, потомки которого, с одной стороны, получают исключительное благословение, а с другой — служат благословением для «всех племен земли» (Бытие 12:3).

Однако вершины своего выражения эта двойственность достигла во времена пророков, и наиболее громко прозвучала в откровениях Исайи Бен Амоца.

Аспирант Еврейского университета и научный сотрудник Израильского института демократии Давид Савто в своем исследовании «Из Сиона выйдет универсализм» сделал интересный и оригинальный анализ книги этого пророка.

По мнению Савто, пророчества Исайи уникальны. Другие пророки также утешают несчастных и также намечают им путь к лучшему будущему. Но пророчества Исайи выступают в качестве глобальной альтернативы скорбной действительности, они представляют собой проект общего исправления мира.

Савто выделил в книге Исайи три ключевых блока. Первый (главы 1–12) включает пророчества об Израиле. Второй (с 13 по 23 главу) содержит в основном пророчества, связанные с языческими народами. И третий (24–36 главы) содержит различные пророчества, среди которых особо выделяются касающиеся Царства Б-жьего в конце дней, и видение упразднения смерти.

Первое пророчество: «И будет в последствии дней»

«Вот слово [о том], что видел Исайя, сын Амоца, о Иудее и Иерусалиме: И будет, в последствии дней утвердится гора дома Г-сподня как вершина [всех] гор, и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы. И пойдут многие народы, и скажут: «давайте взойдем на гору Г-сподню, в дом Б-га Йакова, чтобы Он научил нас путям Своим и чтобы пошли мы стезями Его». Ибо из Сиона выйдет Тора и из Иерусалима — слово Г-сподне. И рассудит Он народы, и даст поучение многим народам; и перекуют они мечи свои на орала, и копья свои — на садовые ножницы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» (2:1–4).

В этом пророчестве обращает на себя внимание топографическая революция: гора Б-га поднимается над прочими возвышенностями.

Если в исходной «внутриизраильской» ситуации Иерусалим обступают более высокие холмы («Горы вокруг него, и Г-сподь вокруг народа своего отныне и вовеки» Псалом 125:2), то в видении Исайи картина решительно меняется: иерусалимская Храмовая гора станет выше, чем окружающие ее холмы.

В чем смысл этой драматической перемены?

Савто усматривает его в словах: «потекут к ней все народы». Это новое расположение Дома Б-жия на вершине горы необходимо именно для того, чтобы к нему, как к маяку, потянулись все племена и народы.

Слово «потекут» («naharu») используется здесь для усиления образа. Семантика этого слова восходит к корню «река» — «nahar». Как вода стекает вниз по склону и собирается в озерах, так и язычники «стекаются» к горе.

Второе значение этого слова связано со «светом» — «Nehra» (по-арамейски «Nehora»). Оно подразумевает, что лица язычников будут освещены, когда они станут подниматься на Храмовую гору. Нечто подобное мы находим в Псалме: «Смотрели они на Него и просветлели; не устыдятся лица их» (34:6).

Сиону предстоит стать источником морального учения для народов, так же, как гора Синай явилась местом обучения Торе для Израиля.

При этом Г-сподь «рассудит народы». Другими словами, это не только общее нравственное просветление, но и судебный процесс. Оказывается, что народы соберутся в Сионе также и затем, чтобы разрешить свои споры.

Народу Израиля было заповедано: «Если непостижимо будет для тебя дело для разбора между кровью и кровью, между тяжбой и тяжбою, между язвой и язвою, по делам спорным во вратах твоих, то встань и взойди на место, которое изберет Г-сподь, Б-г твой» (Втор 17:8).

Но в будущем, согласно видению Исайи, Иерусалим превращается в международный духовный центр, в котором будет действовать единственный в своем роде Верховный арбитражный суд.

Однако при этом оказывается, что суду этому сопутствует процесс глубинной духовной трансформации: отныне инструменты, использовавшиеся для убийства и насилия, послужат для умножения жизни и ее процветания: «и перекуют они мечи свои на орала, и копья свои — на садовые ножницы». Божественная справедливость преображает силу и технологию разрушения в энергию мира и созидания.

Но истинный смысл этого пророчества, согласно Савто, проясняется путем изучения его исторического контекста.

Приведенному описанию предшествует описание плачевного морального состояния Иерусалима: «Как город верный, исполненный правосудия, стал блудницей! Праведность обитала в нем, а ныне — убийцы» (1:21).

Далее, во 2й главе, пророк указывает причины сложившегося положения. Оно вызвано грехами царей Израиля, в первую очередь их идолопоклонством: «И стала полна земля их серебром и золотом — и нет конца сокровищам их; и наполнилась земля их конями — и нет конца колесницам их; и наполнилась земля их идолами — изделию рук своих поклоняются они, тому, что сделали пальцы их» (2:7–8).

Эти слова выявляют глубинные корни идолопоклонства. В соответствии с идеей Исайи, основой человеческой гордыни является идолопоклонство. Гордыня — это поклонение человека делу своих рук, накапливаемому им богатству, техническим достижениям цивилизации и военной мощи.

Исайя описывает, как предметы и достижения, вызывающие человеческую гордыню, служат унижению человека: «И поник человек, и унизился муж; и Ты не простишь их. Войди в скалу и спрячься во прах от ужаса пред Г-сподом и от блеска величия Его. Гордыня очей человеческих унижена будет, и поникнет надменность людей; и возвеличен будет один только Г-сподь в тот день» (2:9–11).

Второе пророчество: «Отросток из ствола Ишая»

«И выйдет отросток из ствола Ишая, и даст плоды побег, [что] от корней его. И снизойдет на него дух Г-сподень, дух мудрости и понимания, дух совета и силы, дух знания и боязни Г-спода. И исполнит Он его духом боязни Г-спода: и не по взгляду глаз своих будет он судить, и не по слуху ушей своих будет он решать дела, но будет по правде судить он бедных и решать справедливо дела кротких людей страны; и бить будет он страну бичом речей своих, и духом уст своих умертвит нечестивого. И справедливость будет препоясаньем чресл его, и честность — поясом на бедрах его. И волк будет жить [рядом] с агнцем, и леопард будет лежать с козленком; и телец, и молодой лев, и вол [будут] вместе; и маленький мальчик [будет] водить их. И пастись будут корова с медведем; детеныши их лежать будут вместе; и лев будет есть солому, как вол. И будет играть грудной младенец над норою кобры, и отнятое от груди дитя протянет руку свою к логову гадюки. Не будут делать зла и не будут губить на всей Моей святой горе, ибо полна будет земля знанием Г-спода, как полно море водами. И будет в тот день: к корню Ишая, что станет знаменем для народов, — к нему обратятся народы; и мир будет славою его. И будет в тот день: Г-сподь снова, во второй раз, [протянет] руку Свою, чтобы возвратить остаток народа Своего» (11:1–11).

Пророчество начинается с Отростка, который символизирует будущего царя из дома Давида. Этот уникальный образ отражает общий закон роста, роста, усиливающегося за счет отсечения «бесполезных» ветвей. Так в конце предыдущей главы говорится об Ассирии: «Вот, Владыка, Г-сподь Цваот, топором отсекает ветви главные: и высокие ростом [будут] срублены, и горделивые — низложены» (10:33). Но этот же образ используется и по отношению к Израилю. «Но останется еще в ней десятая часть, и опять она будет разорена; [но] как [от] теребинта и как [от] дуба остается в листопад ствол их, [так] святое семя [народа станет] стволом его» (6:13).

Срубленное дерево обретает надежды в ответвлении оставшегося ствола, в его отрасли. Высокое древо поражено гордыней, и спасение приходит через скромный побег.

Далее следует описание мира и гармонии в природе. Травоядные животные и хищники обитают бок о бок. Лев ест солому, ребенок играет с ядовитой змеей. При этом круг замыкается. Всё возвращается к «корню Ишая», объединяющему весь мир.

Третье пророчество: «Уничтожит Он смерть навеки»

Другой ряд пророчеств, касающихся конца дней, находится в начале третьего блока.

Это главы 24–29. Общим для них является описание анархии и крушения мирового порядка, с одной стороны, и описание спасения Израиля и мира с другой.

В главе 24 описывается видение разрушения земли, завершающееся в следующей 25й главе установлением Царства Б-жьего: «И Г-сподь Цваот устроит для всех народов на горе этой пир из тучных яств, пир из [отстоявшихся] вин, из яств с костным мозгом, из вин, очищенных от осадков. И уничтожит Он на горе этой покрывало, покрывающее все народы, и покров, наброшенный на все племена. Уничтожит Он смерть навеки, и отрет Г-сподь Б-г слезы со всех лиц, и позор народа Своего устранит Он на всей земле, ибо [так] сказал Г-сподь» (25:6–8).

Этот пир Савто сопоставляется с пиром, сопровождавшим провозглашение Царства Б-жия после заключения завета на Синае в 24й главе книги Исход: «И на избранников из сынов Израилевых не простер Он руки своей. И видели они Б-га, и ели, и пили» (24:11).

Этот стих легко связать с иными пирами, являющимися необходимым завершением заключения договора, практикуемого в древнем мире (см., например, завет между Яаковом и Лаваном «Бытие» 31:44–54).

Таким образом, пророчество Исайи о распространении Царства Г-спода над всеми народами следует понимать как международный праздник, устроенный на Храмовой горе, когда все народы восходят к Г-споду, и «покров» («масеха»), разделяющий Б-га и людей, снимается.

Причем, слово «покров» наделено здесь двойным смыслом: «масеха» — это препятствие, которое скрывает и отделяет человека от Б-га, но это также и маска, идол. Разделение проистекает из-за идолопоклонства, является им.

В свете этого толкования стих, в котором говорится об упразднении смерти, приобретает дополнительный смысл. «И уничтожит Он на горе этой покрывало, покрывающее все народы, и покров, наброшенный на все племена. Уничтожит Он смерть навеки, и отрет Г-сподь Б-г слезы со всех лиц, и позор народа Своего устранит Он на всей земле, ибо [так] сказал Г-сподь».

Таким образом, снятие покрова параллельно упразднению смерти; причем в обоих случаях это всеобъемлющий процесс, охватывающий «все племена». В этом прозрении устранение покрова связывается с упразднением смерти. Вступление в союз с Царем вознаграждается вечной жизнью: «В свете лика царя — жизнь, и благоволение его, как облако с весенним дождем» (Притчи 16:15).

Здесь опять усматривается параллель с заключением союза на Синае: когда Моисей спустился с горы, после того как общался с Б-гом лицом к лицу, — его лицо сияло, и он должен был его прикрыть, чтобы великий свет не пал на сынов Израиля, не способных его выдержать.

Предвестие исправления

Савто также обращает внимание на то, что процессы, описанные у Исайи, подразумевают исправление греха первого человека и перекликаются с историей формирования человечества, описанной в книге Бытия.

Так пророчество о «маленьком мальчике», водящем диких зверей, восходит к древней ситуации, когда человек управлял всеми творениями: «И благословил их Б-г, и сказал им Б-г: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и овладейте ею, и владычествуйте <…> над всяким животным, движущимся по земле» (Бытие 1:28). «Ты сделал его властелином над творениями рук Твоих, всё положил к ногам его» (Псалом 8:7).

Не менее показательны слова: «И будет играть грудной младенец над норою кобры, и отнятое от груди дитя протянет руку свою к логову гадюки». Эта картина опять же возвращает нас к образам первотворения, когда Адам и его жена чувствовали себя в полной безопасности и, словно маленькие дети, «были наги и не стыдились» (2:25).

Змей уничтожил их невинность, исходная гармония нарушилась, но ей предначертано восстановиться.

Пророчество о последних днях из 2й главы перекликается с пророчеством главы 11 и намекает на еще один первородный грех: грех гордыни строителей Вавилонской башни.

Попытка людей из чувства гордыни и соперничества с Б-гом объединиться для возведения башни «главою до небес» привела к расколу человечества на семьдесят народов и их расселению по всей земле.

В «последние дни» Храм на горе, как и некогда башня, возвысится над всеми горами, но в противоположность башне, Храм объединит разделенные народы.

Ответ ассирийскому империализму

Корень всех бед Исайя усматривает в человеческой гордыне. В его глазах гордыня — прародитель всех прочих грехов, во главе с грехом идолопоклонства. В преодолении этого греха усматривается им и путь к избавлению.

Но почему корень всех грехов, согласно Исайе, заключен именно в гордыне? Ответ на этот вопрос, по мнению Савто, следует искать в историческом контексте — в тех методах правления, которые использовались Ассирийской империей.

В отличие от прочих завоевателей, интересовавшихся прежде всего исправно поступаемой данью, ассирийцы крайне безжалостно относились к покоренным народам. Власть Ассирии поддерживалась двумя главными методами: разрушением национальных культур и смешением, переселением народов.

Эта историческая ситуация отражена в 10й главе: «Силою руки моей сделал я [это] и мудростью своею, ибо я умен; и стираю границы народов, и запасы их расхищаю, и сильных низвергаю с их мест. И захватила рука моя, как гнездо, богатства народов, и, как собирают яйца оставленные, забрал я все страны; и никто не шевельнул крылом и не раскрыл рта, и не пискнул» (10:5–15).

Итак, не просто грабеж, а изгнание народов и разрушение национальных рамок отличали методы ассирийского империализма.

Ответ Исайи опирается на противоположный подход, провозглашаемый Торой: «Вспомни дни древности, помысли о годах всех поколений; спроси отца твоего, и он расскажет тебе, старцев твоих, и они скажут тебе. Когда Всевышний давал уделы народам, когда расселял сынов человеческих, поставил Он пределы народам по числу сынов Израилевых» (Второзаконие 32:7–8).

Этот принцип восходит к изложенному в книге Бытия последствию строительства Вавилонской башни. Народы, занявшие каждый свою землю, появились как следствие разрушения человеческого единства, основанного на гордыне. Теперь их единство должно быть восстановлено через Израиль.

Царь Ассирии пытается создать единство в его прежнем виде, пытается убрать границы, установленные между народами самим Б-гом. То была попытка достижения человеческого единства, построенного на разрушении национальной идентичности. Слова Исайи выражают протест против этой пагубной практики. Не исчезновение наций, не размывание границ между ними принесут в мир единство. Эта практика лишь усиливает разобщение. В последние дни народы останутся в своей многогранной национальной самобытности и первичных границах. Но духовный центр на Храмовой горе и закон справедливости, исходящий из Сиона, объединят их. Только так можно достичь подлинного мира между народами.

Уважение национальных границ

Концепция Исайи, представляющая человеческое существование неразрывно связанным с существованием национальным, наиболее ясно проступает в его пророчестве относительно Египта: «В тот день жертвенник Г-споду будет посреди земли Египетской, и памятный [камень] Г-споду — у границы ее. И будет это знамением и свидетельством Г-споду Цваоту в земле Египетской, когда возопиют они к Г-споду из-за притеснителей, и Он пошлет им спасителя и заступника, который избавит их. И будет Г-сподь знаем в Египте, и Египтяне познают Г-спода в тот день, и принесут жертву и дар, и дадут обет Г-споду, и исполнят. И будет разить Г-сподь Египтян, разя и исцеляя, и [когда] обратятся они к Г-споду, то Он примет молитву их и исцелит их. В тот день будет [проложен] путь из Египта в Ассирию, и Ассирияне придут в Египет, и египтяне — в Ассирию; и египтяне с ассирийцами будут служить [Г-споду]. В тот день Израиль будет третьим Египту и Ассирии; благословением [будут они] среди земли, ибо благословил его Г-сподь Цваот, сказав: благословен народ Мой — Египтяне, и дело рук Моих — Ассирийцы, и наследие Мое — Израиль» (19:19–25).

Тоталитарные европейские режимы ХХ века, несомненно, напоминают древнюю Ассирийскую империю. В качестве идеологической платформы для своей убийственной политики фюрер сформулировал доктрину, которой некогда уже руководствовался Навуходоносор: «Границы народов созданы человеком и человеком же изменяются».

Но по горькой иронии германский нацизм в такой мере скомпрометировал нормативный патриотизм, что дальнейшая история Европы углубилась в иную — универсалистскую крайность.

Национальные движения потеряли после Второй мировой войны свою былую привлекательность, повсеместно отождествляясь с ксенофобией и шовинизмом. 

На протяжении десятилетий в академическом мире культивировались концепции, очерняющие национальное сознание и представлявшие глобализм единственной альтернативой для человечества.

Однако в последнее время наметились некоторые признаки пересмотра этого нарратива. В первую очередь на это указывают два политических события последних лет, а именно: решение Великобритании покинуть ЕС и избрание Дональда Трампа, открыто выступающего против глобализации, президентом США.

Народы всё чаще вспоминают о своей самобытности, и национальные партии впервые за много лет усиливают свое влияние в Европе.

Сейчас самое время вспомнить о концепции пророка Исайи, видевшего полноценное существование человека неразрывно связанным с его национальным воплощением; верящего, что вокруг Сиона призваны объединиться многочисленные народы, а не аморфная политкорректная масса. jm