Выпуск #20

Супруги Сегаль: «Есть люди, которые знают меньше нас, и мы должны им помочь»

Давид и Алекс родились в Соединенных Штатах. К религии пришли самостоятельно в сознательном возрасте. Встретились в Израиле. Поженились с благословения своих раввинов. Живут в Москве. И не планируют свою жизнь дольше чем на год

Екатерина Милицкая
Фото: Елена Колдунова и Владимир Клёсов "Moscow Jewish Story"
Наследие

Давид родился в Баффало, однако не ощущает себя стопроцентным американцем. Его родители эмигрировали в США из Москвы в 1989м.

«У мамы, папы, бабушек и дедушек воспитание было российское. У нас очень дружная семья, бабушки-дедушки всегда рядом, всегда готовы прийти на помощь. В Америке это редкость. Я считаю огромным подарком то, что родители научили меня русскому языку. У нас в семье вообще с учебой было строго, прежде всего благодаря обеим бабушкам. Меня учили читать, писать и говорить по-русски, занимались со мной шахматами, учили играть на пианино, а дедушка — на аккордеоне».

Дедушка Сэмюэл Сeгаль был главным хирургом Херсонской области. Второй дедушка Биньямин Шалумов — доктор технических наук, профессор, почетный член Российской академии художеств. Ему 86 лет, несколько месяцев в году oн по-прежнему живет в Москве, а остальное время — в США с внуками.

Москва еврейская

Фотоиллюстрации к этой статье любезно предоставлены Еленой Колдуновой и Владимиром Клёсовым. Несколько лет тому креативные фотохудожники начали работу над проектом «Moscow Jewish Story». В поисках ответа на вопрос, как евреи, разбросанные по всему миру, веками не имевшие своего государства, смогли сохранить единство, они начали собственное исследование традиций, культуры и образа жизни этого народа на примере московского еврейского сообщества.

За эти годы Елена и Владимир познакомились с совершенно разными, невероятно интересными людьми, изучили большое количества материала и сняли тысячи фотографий. С проектом можно познакомиться на сайте www.koldunovaplusklyosov.com

В отличие от Давида, Алекс — стопроцентная американка: предки приехали в США из Европы уже несколько поколений назад. Ее детство и юность прошли в Нью-Джерси. Мама была продюсером на канале NBC, а затем стала учительницей. Отец работал в IT, потом перешел в винодельческую промышленность и стал крупным экспертом в области вина. Семья реформистская, так что религиозному воспитанию уделялось не много внимания.

«У меня была бат-мицва, два раза в неделю я ходила в еврейскую школу, но в среде реформистов мало кто после воскресной школы продолжает учиться традиции».

Религия

Дорога Давида к еврейской жизни и религии была долгой и оказалась накрепко связанной с семьей, как, впрочем, и все значительные вехи в его жизни.

«Папин двоюродный брат стал религиозным уже в Нью-Йорке. Мы ходили к нему на Рош ха-Шана, на Песах, на Йом-Кипур. В семье много говорили о том, что такое иудаизм и почему это важно. У меня бар-мицва была в Москве, в Марьиной Роще. Так захотели родители. Мы специально летали для этого в Россию».

Давид получил университетское образование в области экономики и финансов, работал на Манхэттене в сфере продаж. Тем временем его старший брат поехал учиться в ешиву «Махон Яаков» в Иерусалиме.

«Мы с братом очень близки, часто созванивались, он рассказывал о своей учебе, советовал мне книги».

Под влиянием брата Давид пришел в нью-йоркскую организацию, помогавшую молодым профессионалам вести еврейскую жизнь. В 2014 году он уехал учиться в ту же ешиву, что и брат, и с тех пор неукоснительно соблюдает еврейскую традицию.

Для Алекс первой школой еврейской жизни стал Бингемтонский университет. Там она изучала английский язык и литературу, решив посвятить себя журналистике. В университете была богатая и разнообразная еврейская жизнь — большая община, несколько организаций. Алекс стала участвовать в их работе — сначала понемногу, затем всё активнее. Изучать еврейскую традицию оказалось не менее интересно, чем английскую филологию. Алекс впервые посетила Израиль по программе «Таглит». Затем было еще несколько поездок, в них становилось всё больше учебы, чтения Торы, обсуждения традиций. На одном семинаре Алекс познакомилась с женщиной, которая пригласила ее в свою нью-йоркскую группу для молодых женщин-профессионалов. Там изучали Тору, вели дискуссии о молитвах, о духовных и бытовых правилах для женщин в иудейской традиции.

«Все девочки нашей группы очень сдружились. Мы учились правильно устраивать шаббатние трапезы, обсуждали цниют. Мы вместе росли и поддерживали друг друга».

Эта поддержка была очень важна для Алекс, ведь прийти к традиции не так-то просто.

«Сначала я пообещала себе не заглядывать в телефон пятничным вечером. Потом — в субботу до полудня. И так постепенно добавляла время. Также постепенно я привыкала и к кашруту».

Летом 2017 года Алекс уже жила по традициям ортодоксального иудаизма. Вскоре тот же путь прошла и ее сестра.

«Родители нас поддержали и поддерживают до сих пор. Они покупают кошерную еду, когда мы приходим в гости, и стараются сами следовать правилам».

Случилось так, что журнал, в котором работала Алекс после университета, закрыли, и она восприняла это как отличный повод отправиться на учебу в Израиль. Именно там произошла встреча с Давидом.

Шидух

«Я искал Алекс два года», — говорит Давид. У него было много шидухов. Когда в 2017 году он отправился в Израиль, то написал и тамошним шадханам. Они сообщили о молодой американке, которая учится в Израиле. Знакомство состоялось за пару дней до отъезда Давида в Америку.

«Я видел, что учеба, духовное развитие для нее важно, и не захотел отнимать эту возможность».

Поэтому, прежде чем продолжать шидух, Давид посоветовал Алекс поговорить с раввином — не помешает ли супружество учебе?

«Мой друг, узнав об этом, сказал: «Она же решит, что ты ее не любишь!» Но я просто желал для нее самого лучшего и не хотел лишать того, что ей дорого. Все дни, пока ждал ответа, мне было физически плохо, потому как уже знал, что люблю ее. Раньше ни к кому не чувствовал ничего подобного». «С первой встречи мы очень свободно говорили, я чувствовала себя комфортно и естественно».

Алекс тоже с трепетом ждала решения раввина — и тот сказал, что общение можно продолжать. Молодые встречались еще пару раз — в Израиле, а затем в Америке.

Семья: Давид Сегаль, 31 год, Алекс Сегаль, 30 лет, Эзра Иехуда Сегаль, 1,5 года

«Когда она летела в Штаты, я попросил не торопиться покупать обратный билет. Я чувствовал, что готов, и собирался сделать ей предложение». «Раввин дал мне список вопросов. Я задала их Давиду, когда мы катались на коньках в Центральном парке. Он ответил на все честно и открыто, и я почувствовала, что больше ничего не надо, я готова принять решение».

«Оказывается, не так сложно понять, готов ты или нет. Мой учитель рав Джейкобс сказал, что достаточно ответить себе на три вопроса: чувствуешь ли себя комфортно с ней; нравятся ли тебе ее душевные качества; кажется ли она тебе привлекательной? Если все три «да» — ты готов».

Свадьба

На пути свадьбы, однако, стояло препятствие. Давиду предложили работу на фабрике в Тульской области. Проект был для него интересен, но он не знал, как сказать Алекс, что им придется переехать в далекую и непонятную для нее Россию.

«Я спросил раввина, когда об этом следует сообщить, и он ответил: после седьмого свидания. Но я не мог держать это в себе и сообщил уже после четвертой встречи».

Для Алекс сообщение стало шоком. Она чувствовала, что не хочет в Россию, где никогда не была и не знала, чего от этой страны ожидать.

«Я обсудила это с ментором своей группы, и она сказала: «На первом месте — Давид. Если ты хочешь видеть его своим мужем, то всё остальное решается. Ты должна быть с ним, и неважно где».

На красивой и шумной свадьбе в Бронксе гуляли более 400 гостей.

Работа

Давид и Алекс живут в Москве уже около трех лет. Давид по-прежнему работает на фабрике, руководит отделом внешнеэкономических связей. Алекс поначалу не знала, чем могла бы заняться в России. Но всё решилось само собой. Ей предложили удаленно редактировать израильский бизнес-журнал. Но из-за пандемии издание закрылось. Как раз у супругов родился сын, Эзра Иехуда, и декретный отпуск оказался как нельзя кстати. Сейчас Алекс ведет собственный онлайн-проект для еврейских женщин chaionlifemag.com. Она берет интервью у интересных людей, поднимает важные вопросы женской еврейской культуры и убеждена, что делает не только увлекательное, но и значимое дело. Оба супруга преподают в центре «Тора ми-Цион» и учатся в клубе Olami.

«Мы стараемся, как можем, участвовать в общинной жизни, делиться нашими знаниями».

Дети

Эзра Иехуда родился в январе 2020 года в Нью-Йорке. Имя Иехуда дали в честь дедушки Алекс.

«Я американская девочка, и первого ребенка хотела родить в больнице, где понимала бы врачей и медсестер, где всё знакомо и где рядом мои родные».

Дом

Приехав в Москву, супруги поселились в квартире дедушки Давида, в Хохловском переулке, и начали присматривать собственное жилье.

«Я сам искал квартиру. Для меня важно, к какой общине буду принадлежать. Я общался с людьми, смотрел и в итоге выбрал «Огалей Яаков» в Китай-городе. Здесь очень интересные люди — рав Бецалель Мендель, рав Авнер Коган. Мне здесь комфортно».

Вскоре супругам повезло снять квартиру недалеко от Китай-города, на Садовом кольце. Ее оставила еврейская семья, ехавшая в Израиль.

«Когда мы пришли сюда, то поняли, что мы дома. Здесь было всё, что нужно для жизни: мезузы, кошерная кухня, вся мебель. Мы как будто сразу попали в свой дом».

Отдых

Супруги любят путешествовать и до пандемии успели съездить из Москвы во многие уголки мира.

«До ковида мы ездили в Израиль, были в Праге. На годовщину свадьбы я сделал жене сюрприз — мы полетели в Италию. Еще побывали на Родосе. И конечно, в Америке, навещали родных».

В свободное время они ходят в рестораны, гуляют по Москве.

«Здесь кошерных ресторанов не так много. Можно заказать домой суши или пиццу. Но нечасто. Я ведь избалован — Алекс великолепно готовит, она просто настоящий повар. Отлично печет, прекрасно готовит стол для шаббата, хорошо знает американскую кухню. А моя бабушка научила ее готовить плов, пельмени и многое другое».

«Мы любим гулять на «Хлебозавод № 9», это такое хип-место. Обожаем парк имени Баумана, каждый день гуляем там с Эзрой. В Москве вообще очень красивые парки, мы их любим. Хоральная синагога вызывает у меня восторг — это место так пропитано историей, что ты чувствуешь ее почти физически».

Шаббат

Давид и Алекс часто приглашают гостей на шаббат: членов общины, чтобы познакомиться; молодых ребят из «Тора ми-Цион», чтобы делиться с ними мыслями и поддерживать в учебе.

«Наши учителя всегда говорят: если у нас есть возможности, мы не можем отказаться от ответственности. Есть люди, которые знают меньше нас, и мы должны им помочь».

Планы

Давид и Алекс успели пожить в США, Израиле и России. Где им комфортнее?

«В Израиле я в основном учился. Это для меня светлое место, где растешь духовно. В Америке я родился, прожил почти всю жизнь — это место комфорта. В России сначала было сложно, несмотря на то что я знаю язык: все-таки другая культура, к ней надо привыкнуть».

Где они будут жить через несколько лет? Об этом супруги не думают.

«Мой раввин Джейкобс разговаривал с великим равом Моше Шмуэлем Шапиро, благословенная память, о своих планах, и тот сказал ему: «Ты что, лучше, чем Всевышний? Даже Он думает только на год вперед и в Рош ха-Шана решает, что будет в следующем году». С тех пор мы следуем этому правилу: планируем на год. Пока мой проект продолжается, мы живем в Москве. А там увидим»

Екатерина Милицкая
Фото: Елена Колдунова и Владимир Клёсов "Moscow Jewish Story"