Рав Исраэль Салантер: Раввин в период кризиса

Даниэль Левин
Выпуск #5

Что проповедовал раби Исраэль Салантер во время холеры 1848 года, можно ли в условиях эпидемии нарушать заповеди, и противоречат ли рекомендации врачей религии

Сидя в карантине и пытаясь разобраться с нынешним кризисом, многие проводят параллели с бедствиями прошлого. На мой взгляд, красной нитью через эти сравнения проходит такая мысль: современным лидерам необходимо вдохновить людей и помочь им найти смысл в лишениях. Где современный Черчилль, обращающийся к британцам во время Второй мировой, куда исчезли харизма и величие духа?

История еврейского народа богата примерами вдохновляющего лидерства в тяжелой ситуации. Не столько потому, что история эта полна бедствиями, а больше потому, что бедствия лишь подчеркивали присущую еврейским духовным лидерам способность брать на себя ответственность за благосостояние общины.

Одним из ярких примеров еврейского лидерства в тяжелой ситуации является раби Исраэль Салантер, основатель движения мусар. Раби Исраэль (1810–1883) прожил большую часть жизни в Литве, где распространял свое учение, ставившее во главу угла моральное самосовершенствование.

Во время эпидемии холеры, постигшей Вильну в 1848 году, раби Исраэль собрал под своим началом около 70 аврехов (женатых ешиботников), которые стали ухаживать за больными. Раби Исраэль взял на себя обязательство перед родителями молодых людей вернуть их домой целыми и невредимыми. Это не было пустыми словами, раби Исраэль действительно видел себя ответственным не только за благосостояние евреев Вильны в целом, но и за каждого из своих подопечных.

В своих воспоминаниях сын раби Исраэля рассказывает, как один влиятельный член общины, внук которого выздоровел благодаря заботе учеников раби Исраэля, пришел лично поблагодарить раввина. В разговоре он поделился с раби Исраэлем своим опасением, что аврехи слишком легко идут на нарушение запретов шаббата ради ухода за больными. Раби Исраэль резко прервал его и сказал: «Недалекий ты простак, как ты смеешь говорить мне, что можно, а чего нельзя. Разве это ты набрал 60-70 аврехов, чтобы они круглые сутки дежурили у больных? Разве это ты обещал их семьям, что вернешь их целыми и невредимыми, и сможешь это сделать с Б-жьей помощью? Давай-ка ты поступи так. Сможешь?»

Широко известен рассказ о том, что произошло в Йом-Кипур во время эпидемии. Если верить этой многократно растиражированной истории, в канун Йом-Кипура раби Исраэль велел сообщить всем, что нельзя соблюдать пост, необходимо поменьше молиться и побольше гулять. В сам пост раби Исраэль поднялся на биму после утренней молитвы, сделал благословение на печенье и съел его, что вызвало всеобщее смущение и даже возмущение некоторых прихожан.

Из воспоминаний очевидцев и сына раби Исраэля, однако, вырисовывается иная картина. В канун Йом-Кипура между раввинами Вильны и раби Исраэлем возникло разногласие относительно того, каковы должны быть критерии, позволяющие больным не соблюдать пост. Раби Исраэль публично объявил, что готов нести ответственность за нарушение поста всеми, кто пойдет по его облегчающему пути, если раввины Вильны примут на себя ответственность за смерть хотя бы одного еврея, разделившего их более строгое мнение. Он добавил также, что строгость в этом вопросе может повлечь за собой осквернение Имени Всевышнего в глазах нееврейского населения, которое станет говорить, что евреи умирают из-за соблюдения заповедей. В конце концов с согласия раввинов города раби Исраэль объявил, что из-за эпидемии можно сократить необязательные части молитвы, чтобы проводить больше времени на свежем воздухе. Вдобавок в подсобных помещениях синагог нужно подготовить кусочки печенья. Они должны быть размером, недостаточным для нарушения запрета Торы. Чтобы в Йом-Кипур больные при необходимости могли их есть. После утренней молитвы раби Исраэль поднялся на биму и объявил, что всякий, кто плохо себя чувствует, может есть это печенье, даже не советуясь с врачом.

Несмотря на то, что раби Исраэль не занимал официальный раввинский пост, чувство ответственности за общину не позволяло ему оставаться в стороне во время кризиса. Крайне важным является и то, что раби Исраэль, который был человеком весьма скромным, в момент необходимости мог держаться с немалым апломбом.

Спустя несколько лет, когда в Вильне снова началась эпидемия, раби Исраэль писал:

«Ни в коем случае нельзя бояться, ведь что есть жизнь человеческая <…> необходимо также соблюдать рекомендации врачей, которым должно следовать даже с точки зрения религии, и заботиться о жизни в этом мире <…> Опыт прошлых лет показывает, что всякий, кто слушался врачей <…> совсем не пострадал. Вместе с тем, несмотря на то, что всё религиозное соблюдение изменилось в это время, как и предписано, нельзя слишком горевать в святые дни трепета. Необходимо служить Всевышнему с ликованием. А также, не стоит излишне печалиться и скорбеть о дорогих душах, освободившихся от страданий бренной жизни».

Поведение раби Исраэля во время кризиса демонстрирует его готовность взять на себя ответственность за благосостояние общины. Ради этого он был готов «давить авторитетом», чего никогда не позволял себе в обычных ситуациях. Всё это точно отражено в высказывании, приписываемом раби Исраэлю Салантеру: «Когда есть опасность, что Имя Всевышнего будет осквернено, каждый должен считать себя величайшим раввином поколения».